"Золото партии", часть 3

Из множества событий 1960-х годов, как из разрозненных кусочков гигантского пазла, сегодня очень трудно собрать более-менее цельную картину — тем более, что многие исходные элементы к настоящему времени просто удалены, а многие — заменены совершенно иными.

      Причем данный процесс длится и поныне, поэтому за полную достоверность всех деталей и фактов ручаться нельзя. Но общую канву и сюжет никуда не спрячешь.
      12 апреля 1961 года. Космический полёт Юрия Гагарина вызвал шок во всём мире. Намного больший, чем запуск первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года. Пожалуй, самый большой и при этом негативный шок испытали в США. 
      Тогда главной стране «свободного мира», находящейся на пике своего процветания и могущества, с молодым и харизматичным Джоном Кеннеди (JFK), только что ставшим 35-м по счёту «хозяином» Овального кабинета в вашингтонском Белом доме. Шок многократно усилился после того, как 15-17апреля 1961 года полностью провалилась попытка американского вторжения на Кубу с целью свержения Фиделя Кастро.
      В течение месяца Кеннеди провёл ряд совещаний, настоящих «мозговых штурмов», на которых решался целый комплекс проблем, связанных с новым советским вызовом, и космическая тема была там лишь «одной из», но далеко не последней. 
      В послании Кеннеди Конгрессу от 25 мая 1961 года говорилось: «Если мы намерены выиграть битву, которая сейчас идет во всем мире между свободой и тиранией, то для нас должно быть совершенно ясно, что драматические достижения в космосе, которые случились в последние недели, как и запуск спутника в 1957 году, оказывают серьезное влияние на умы людей повсюду в мире — на людей, которые пытаются сделать выбор, какой дорогой им идти дальше».
      Это сказано через 43 дня после полёта Гагарина и через 20 дней после срочно организованного (или заявленного — уже здесь приходится верить американцам на слово и на представленные ими видеосъёмки) 15-минутного «прыжка» Алана Шепарда на высоту 187,5 км, названного миссией «Mercury-Redstone 3». 
      Шепард, в ходе этого прыжка при помощи ракеты-носителя Redstone-MRLV поднявшийся чуть выше перигея, т.е. нижней точки орбиты, полёта Юрия Гагарина (175 км) был тут же объявлен первым американским астронавтом («звездоплавателем»), хотя до звёзд что тогда, что сейчас, 60 лет спустя,
человечеству, мягко говоря, далековато. 
      Но за амбиции, что дороже денег, всегда приходится платить. 
      Ещё через 10 дней, 4 июня 1961 года, в Вене состоялась встреча Джона Кеннеди с советским лидером Никитой Хрущёвым. 
      Обсуждались ли на её закрытой части «космическая» проблематика, неизвестно. Но личный контакт на высшем уровне был установлен и затем активно поддерживался. 
      В том числе с американской стороны — через Роберта Кеннеди, младшего брата Джона, и на тот момент генерального прокурора/министра юстиции США.
А через год с небольшим, 12 сентября 1962 года, буквально накануне Карибского кризиса, американский президент выступил в Хьюстоне со своей знаменитой «лунной речью», где категорически заявил: «Все взгляды сейчас устремлены в космос, к Луне, к окружающим нас планетам. И мы хотим, чтобы там реял флаг Соединенных Штатов, символ свободы и мира, а не знамя наших врагов… Да, мы решили покорить Луну, причем именно в этом десятилетии. Это цель не из легких, но тем лучше: такое испытание позволит нам выложиться по максимуму, показать, на что мы способны, реализовать всю нашу мощь. Это вызов, который мы готовы принять здесь и сейчас. И мы рассчитываем только на победу!»

      Как надо понимать эту сверхуверенную речь Кеннеди, в которой он, помимо прочего, назвал и предполагаемую цену своей «лунной программы»:  «Освоение космоса обойдется нам в 5400 млн долларов в год. Это фантастическая сумма. Впрочем, на сигареты и сигары мы тратим больше. 
      В ближайшем будущем нас ждет дополнительное увеличение расходов на эту программу, с 40 до более чем 50 центов на каждого гражданина Соединенных Штатов. Мы осознаем масштаб затрат и готовы пойти на этот шаг, который продиктован исключительно нашей верой и нашим взглядом на будущее»? 
      Сколько денег было затрачено на реализацию «лунной программы», до сих пор неизвестно, «иcтиннaя cуммa вcё eщe ocтaeтcя зaгaдкoй, тaк кaк иcтopичecкиe дaнныe нeпoлны, a в нeкoтopыx дoкумeнтax цифpы пoдпpaвляли». Чаще всего оценки укладываются в диапазон 28-39 млрд долл. за десятилетие 1961-1970 гг. Для понимания ситуации — тогда, при курсе в 35 долл. за тройскую унцию (31,1 г) это был эквивалент от 24,88, что примерно равнялось всему послевоенному золотому запасу в США, до 34,65 тысяч(!) тонн этого драгоценного металла. В этот период NASA была по-настоящему золотым дном. Только ли для Америки?
      Нет, если принять как факт, что JFK был великим идеалистом (именно таким его подаёт пропаганда: и американская, и глобальная), а Линдон Джонсон — великим практиком, окончательно воплотившим в жизнь космическую мечту своего предшественника-однопартийца на посту президента США, то, опять же, никаких проблем нет: Америка всего за 8 лет без каких-либо видимых сверхусилий — что называется, на одном дыхании — преодолела супермарафонскую дистанцию грандиозной «лунной гонки».
      Причем так, что Советский Союз безоговорочно официально подтвердил победу Соединенных Штатов и своё поражение в ней. Принципы американского большого бизнеса и американской большой политики не претерпели особых изменений за всё время существования этого государства, с момента его возникновения, и лучше всего они выражены известной формулой «При помощи доброго слова и пистолета вы можете добиться большего, чем при помощи только доброго слова», — её авторство чаще всего приписывается такому колоритному персонажу, как глава чикагской мафии 1920-х—30-х годов Аль Капоне.
      Так что нынешние нравы военно-промышленного комплекса Соединенных Штатов, когда стоимость тех или иных программ завышается в десятки раз, а на выходе получается «новая вундервафля короля», вполне могут быть спроецированы и на ситуацию 60-летней давности (напомним, к тому времени всю ракетную программу США уже 15 лет вёл Вернер фон Браун, но достигнутые им за эти годы результаты, при всей технологической мощи Америки, значительно уступали аналогичным советским — но едва в дело вмешалась престижная «лунно-космическая» нота на десятки миллиардов долларов, всё вдруг волшебным образом изменилось!). 
      Причём не только с американской, но и с советской стороны. А если допустить, что некая группа лиц, стоявших за Джоном Кеннеди, взвесив все «за» и «против»
новой ситуации, выработала оптимальную для себя линию действий?  
      И через контакты ещё рузвельтовских или даже ещё времён предложила столь же влиятельной группе лиц в Советском Союзе некую взаимовыгодную «космическую сделку», которая в общем и целом была принята к реализации?

      Подобный сценарий, при всей его внешней и внутренней «конспирологичности», в целом способен непротиворечиво объяснить общеизвестные странности и Карибского кризиса, и убийства JFK с последующим «проклятием клана Кеннеди», и смещения Хрущёва, и многих других событий как 60-х годов ХХ века, так и последующего времени.
      Примерно по тем же причинам: простоты и непротиворечивости, гелиоцентрическая система Коперника пришла на смену державшейся полтора тысячелетия геоцентрической системе Птолемея. 
      Наверное, в качестве «реперной точки» здесь нужно выбрать уже упомянутый ранее XXII съезд КПСС  (17-31 октября 1961 года), в честь которого 30 октября на острове Новая Земля была взорвана знаменитая  «Царь-бомба».  И назначение 13 ноября того же года главой союзного КГБ В.Е.Семичастного - вместо имевшего немалые личные политические амбиции «железного Шурика» А.Н.Шелепина. 
      Если до этого временного рубежа само наличие постоянных американо-советских контактов высшего  уровня еще можно ставить под вопрос, то после него под вопросом может находиться разве что суть 
информации, передаваемой в ходе таких контактов. Для феномена, остающегося, при всех видимых отклонениях, в фокусе нашего внимания, — для «золота партии», критически важно наличие открытых, системных и проверенных контактов/каналов коммуникации по обе стороны пресловутого «железного занавеса».
      Скорее всего, речь о масштабных прямых финансовых транзакциях тогда еще не шла — режим автоматического взаимного признания космических достижений обеих сторон поддерживался другими способами. Общеизвестный факт — в 1963 году СССР закупил у США 10,4 млн тонн зерна и 2,1 млн тонн муки. В том же 1963 году в Москве был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Но как только речь зашла о «лунной программе», условия достигнутого соглашения неизбежно должны были потребовать своего пересмотра.