О нелюбви американских правых к католикам

14 января, 13:31
На самом деле это очень интересная тема. Америка во многом унаследовала анти-католицизм от Британской империи. Более того, первая волна миграции в американские колонии была представлена как раз наиболее враждебно настроенным к католичеству пуританами и конгрегационалистами, которые бежали от преследований в Англии, чью церковь считали слишком походящей на католическую.

Все это напрямую отразилось на законодательстве колоний. В 17 веке католикам запретили селиться в Виргинии и Массачусетсе. В статье про Джорджию я писал, что одной из причин отказа от изначальной фермерской утопии в пользу рабовладельческой плантаторской модели стал запрет колонистов-католиков. Практически во всех хартиях (что-то среднее между конституциями и уставам) колоний были различные положения об ущемление прав католиков, либо существовали отдельные ограничительные законы. Единственной безопасной гаванью для католиков в Америке был Мэриленд, который английский король Карл I пожаловал аристократу-католику Сесилу Калверту (колонию назвали в честь жены Карла Марии). После смерти Сесила Мэрилендом правил его сын Чарльз, но в 1689, когда в Англии началась Славная революция, местные протестанты свергли Калверта, запретили католикам проводить религиозные службы и быть должностными лицами, а также обложили их высокими налогами.

Помимо чисто теологической и литургической критики католицизма, одна из главных претензий была в том, что католики не могут быть лояльными местным властям, т. к. на самом деле единственным авторитетом для них является Папа Римский. Даже в 1788 году, через 12 лет после американской революции, один из отцов-основателей США Джон Джей настаивал, чтобы депутаты-католики в нью-йоркской легислатуре приносили клятву, что они не служат Папе и другим внешним силам. 

Но революция 1776 года действительно помогла снизить градус антикатолических настроений, а место Папы занял британский монарх и парламент. Большую роль здесь сыграл Джордж Вашингтон, который был сторонником веротерпимости и запрещал своим солдатам участвовать в т .н. Папской ночи (американском аналоге Ночи Гая Фокса, когда беднота кутила, клеймила католиков и сжигала чучела Папы Римского). К 1780-м годам во всех штатах были приняты законы о веротерпимости. 

Но предрассудки в отношении католиков не только продолжали существовать, но и активно подогревались различными публикациями, например, книгами бывших монахинь Марии Монк и Ребекки Рид, в которых те описывали плохие условия жизни в монастырях, изнасилования монахинь священниками и убийства детей. Это приводило к жесточайшим погромам католиков и сожжению церквей. 

Влияла и политика: на Севере католиков не любили за то, что церковь отказывалась осудить рабство, а на Юге - поддержать его. Начавшаяся в 1830-1840-х годах активная миграция ирландцев и немцев (а в последующие годы итальянцев и выходцев из Восточной Европы) в США еще больше подливала масла в огонь. В период противостояния партий вигов и демократов, первые хотели ограничить миграцию, т. к. боялись, что католики вытеснят их, а демократы в Нью-Йорке (главном оплоте партии на Севере) обещали мигрантам-католикам гражданство, если те будут голосовать за них.

Новая волна анти-католических настроений привела к возникновению протестантских националистических организаций, вроде Ордена звездно-полосатого флага. Как и в Бойцовском клубе, членам организации следовало не распространяться о ее существовании и говорить, что они ничего не знают. Поэтому когда партия вигов развалилась в 1850-х на антирабовладельческую Республиканскую и националистическую Американскую партию, последнюю в народе стали называть "партией незнаек". Орден и Незнайки организовывали погромы католиков в Пенсильвании, Нью-Йорке и Массачусетсе.

Гражданская война вновь перевела агрессию в другое русло, но лишь отчасти. После войны республиканцы называли демократов партией рома (северные протестанты были активными сторонниками запрета алкоголя), папизма и восстания. В то время многие штаты приняли т. н. "поправку Блейна", запрещающую государственное финансирование католических приходских школ.

Активные анти-католические кампании возобновились в 1920-х и их связывают со второй реинкарнацией Ку-Клукс-Клана. Члены клана считали католиков непатриотичными, а их школы - антиамериканскими. Сложилась парадоксальная ситуация: Демократическая партия была одновременно партией католиков, живущих в крупных городах северных штатов и партией воинствующих протестантов на Юге. Когда в 1928 году партия выбрала своим кандидатом нью-йорского католика Эла Смита, против него развернулась агрессивная кампания. Проповедники-протестанты призывали голосовать за квакера Герберта Гувера, а Смита обвиняли в желании привести Папу Римского к власти в Америке. Смит разгромно проиграл.

На фоне Великой депрессии Франклин Рузвельт смог собрать широкую коалицию из южан-сегрегационистов, городских католиков, афроамериканцев и рабочего класса, обеспечив доминирование Демократической партии на многие годы вперед. При этом его вице-президент Генри Уоллес, жена Элеонора и многие либеральные сторонники Нового курса довольно подозрительно относились к католицизму. Это отразилось на дебатах вокруг участия США в гражданской войне в Испании и антицерковной кампании в Мексике.

Вторая мировая война сильно сплотила американцев и довольно сильно сгладила как антикатолицизм, так и антисематизм. Именно в это время появляется представление об иудео-христианской цивилизации и соответствующих ценностях. Тем не менее, даже на президентских выборах 1960-го года многие протестантские пасторы (вроде знаменитого Билли Грэма) распространяли старые теории заговора, что католик Джон Кеннеди получает приказы из Рима. 

Очень интересный момент происходит в 1950-х, когда католик Уильям Бакли создает журнал National Review, которому предстоит стать флагманом американского консервативного движения. Подробнее о том, как правый католицизм стал интеллектуальным двигателем движения религиозных правых (при том, что его "пехотой" были протестанты-евангелисты) можно прочитать в переведенной мной статье Джина Зубовича. Если кратко: католики создали закрытую систему образования, не подверженную влиянию либерализма, а евангелисты особо не ценили высшее образование. 

Когда католики стали важной частью "консервативной революции" 1980-х, предрассудки в их отношении заметно снизились. Сейчас рядовые католики с примерно в равной доле голосуют за демократов и республиканцев. Правда, с тех пор как Папой Римским стал относительно либеральный Франциск, правые в Америке вновь стали критиковать Ватикан (в т. ч. и сами католики, не случайно в США одна из самых больших общин седеквантистов, не признающих современных Пап). Любопытно, что в правую теорию заговора QAnon о демократах-педофилах встроили и Ватикан (благо, репутация у Католической церкви в этом вопросе ужасная): недавно они распространяли фейковую статью о том, что Папу Франциска задержали за хранение детской порнографии и торговлю детьми.