Экс глава таможенной службы Максим Нефедов несколько месяцев получал надбавку в 600% оклада

26 апреля, 17:17
Экс глава таможенной службы Максим Нефедов несколько месяцев получал надбавку в 600% оклада. Основание «за интенсивность выполнения особо тяжелой работы».

Видимо, особо тяжелая работа – это кошмарить бизнес под шумок коронавируса. Примерно это мы наблюдаем в Николаевской области. В разгар кризиса руководитель Черноморской таможни Александр Щуцкий вознамерился начать прессовать Николаевский глиноземный завод – одно из немногих предприятий, не заморозивших свою активность.

24 марта Щуцкий отзывает у НГЗ разрешение на льготную переработку товаров. НГЗ обратился в суд, который, логичным образом отменил решение таможни: три года работали – НДС при ввозе платили. Какие вообще могут быть основания для давления?

После суда оскорбленный в лучших чувствах Щуцкий выдал РБК интервью, от прочтения которого испытываешь одновременно стыд и смех.

Щуцкий прямым текстом говорит: воюем с заводом по политическим мотивам. Неважно, что работают на нем наши граждане, а учредитель – швейцарская компания. Сказали, что контролируется Путиным – значит Путиным. Такой разухабистой клюквой нас не кормили со времен раннего Порошенко:

«При досмотре корабля вместе с пограничной службой нами неоднократно были обнаружены в каюте капитана георгиевские ленточки и другая российская атрибутика».

Ну и вишенка на торте – это, конечно, попытка таможни поиграть в экологическую инспекцию. Красный шлам, которым пугает читателя Щуцкий – оказывается вполне обычный отход процесса Байера. Этот шлам цивилизованно складируется в хранилища. Так делают по всему миру – и в немецком Штаде и в нашем Николаеве.

Интересно, как долго может длиться шизофазия в отдельно взятом ведомстве?