Владимир Александрович, это - ваше...

25 мая, 20:44
Сегодня я хочу поговорить о хромоногом и увечном украинском правосудии.

Как вы помните, ровно три месяца назад ко мне, Alexandr Galushchenko (мы соучредители ГО Ukrainian Cyber Alliance) и Андрей Перевезий ворвались дармоеды в тактических носках из The Security Service of Ukraine и Національна поліція України.

Мы им показались настолько дерзкими и опасными, что поддерживал аваковских и бакановских беспредельщиков тяжело-вооруженный спецназ "Корд". С абсолютно нелепыми обвинениями в том, что якобы мы разместили непристойную картинку с Гретой Тунберг в Odesa Airport / Международный аэропорт Одесса. Грете я сегодня тоже написал, думаю её провокация тоже касается.

Надо вам сказать, что ни полиция, ни СБ Украины, чтобы там не вещал в ООН Кулеба об "уникальном украинском опыте в кибербезопасности", не умеют расследовать такие дела. Они и не пытались. Всё было шито белыми нитками. На отгребись просто. Фото из Софии выдали за Киев, а где Киев - там и Одесса. Л - Логика. При том сам аэропорт отрицает атаку. Вадим в ходе судебного заседания подал заявление о подделке документов сотрудником СБУ.

Прямо в ходе обыска чекист угрожал мне статьей 109-2 (призывы к свержению конституционного строя). За "образи и погрози президенту", и за реализацию нашего конституционного права на мирные митинги. За то что я не стесняюсь называть найвеличайшего артикля - дураком и предателем (хотя законность избрания этого несчастья президентом я никогда не оспаривал. "Зробили це разом") В нашу поддержку выступили партии Демократична Сокира (более того партия оплатила услуги адвокатов), Європейська Солідарність, и даже отдельные депутаты Слуга Народу Второго марта состоялось первое судебное заседание (по аресту нашего имущества, изъятого в ходе обысков). Наши адвокаты Vadim Kolokolnikov (АО Barristers, он защищает мои интересы) и Yevgen Miroshnykov разорвали прокуратуру на мелкие и грязные тряпки. Активисты Демократична Сокира. Одеса развернули плакаты "F*ck you Bakanov" (именно ДКІБ - Департамент контррозвідувального захисту інтересів держави у сфері інформаційної безпеки СБУ организовал провокацию). 

И что тогда? Тогда судья Корой "внезапно заболел" в перерыве между двумя заседаниями. Я расцениваю это как прямое давление на суд со стороны СБУ и НП. И потом уже шестого числа более послушный судья Крыжановский вынес нужное беспредельщикам решение. А потом коронавирус, все дела, власть занималась запугиванием населения, суды постоянно переносились. Сегодня была апелляция.

Жидко обосравшись в первой инстанции, одесская прокурватура уже даже не настаивает на том, что мы как-то связаны со злополучным аэропортом. У них теперь видите-ли есть чувство, что на изъятой у нас технике может быть "что-нибудь-такое". Подсознательное. Семь месяцев слежки, прослушки, напряженнейшей работы "лучших умов" ДКІБ СБУ и НП, чтобы сломать и испортить всё что можно было сломать и испортить. И явиться в суд с "ощущением". С которыми суд "почему-то" согласен. Нам снова отказали.

А вот что меня особенно взбесило, так формулировки отдельных деятелей: "Ураховиваючи актуалність данного провадження, а також те, що вказане кримінальне правопорушення вчинено (sic!) групою відомих осіб, подія отримала резонанс громадськості, стан организації та проведення досудого розслідування перебуває на контролі..." Такая "презумпция невиновности", теперь они давят на экспертов.

При этом, технику никто и не думал передавать на экспертизу, им там было интересно порыться самостоятельно, а эксперту они говорят "пришвидчуй". Скорость просто охуевающая, за семь месяцев "работы", включая тотальную прослушку, киберменты, киберчекисты из ДКИБа и альтернативно одаренная шестым чувстом прокуратура не может решить, как бы незаметно натянуть сову на глобус. Они настолько никчемны, что не могут даже сколько-нибудь достоверно сфабриковать дело.

Владимир Александрович, это - ваше. Это ваши прокуроры. Это ваши чекисты. Это ваши мусора. Это ваши министры с испанскими оффшорами. Это ваши судьи. Ваши черти. Вы и только вы несёте ответственность за происходящее безобразие.