Если Абызов не вернет долг, то может оказаться за решеткой

15 ноября, 09:18
Автором достойной пера Шекспира трагедии птенца гнезда чубайсова является не скаредный хозяин «Альфа банка», а коварный хранитель яиц Фаберже, не пожелавший возвращать старый должок в виде отката за свой кусок распиленной энергетической системы России

Судьба Михаила Абызова складывается как нельзя печальнее — третьего дня он проиграл в суде спор с Генпрокуратурой, которая требовала отобрать у него ₽32,5 млрд с продажи принадлежащих ему акций «Сибирской энергетической компании» в бытность работы министром «Открытого правительства» РФ. Сам владелец квартиры в Лондоне и виллы в Иль-Тезоро сидит в «Лефортово» по обвинению в создании ОПГ, за что ему светит 20 лет в местах не столь отдаленных. А последнюю соломинку, Чубайса, вот-вот вышвырнут с Олимпа.

В московских гостиных почему-то свято уверены: засадили его туда хозяева «Альфы». Ведь бурный рост бизнеса Абызова под названием «Е4» (строил электростанции, на пике имел 15 тыс. сотрудников и портфель чудесно доставшихся гостендеров в ₽160 млрд) объяснялся столь же космическим наращиванием кредитов перед кризисом-2008. В том числе и у «Альфа-Банка».

«На одном из закрытых мероприятий Авен обмолвился, что если Абызов не вернет долг, то может оказаться за решеткой», — пишет РБК, отмечая также, что бизнес-партнёр Авена, Фридман, жаловался на Абызова непутевому Медведеву.

Однако за «делом Абызова», на самом деле, стоит другой, не менее могущественный и хитрый интересант.

Источник первоначального богатства Абызова и его холдинга Е4 — участие в приватизации активов РАО «ЕЭС России», где ранее, в начале нулевых, сам Абызов работал монтером Мечниковым замом, правой рукой и «решалой» Чубайса.

Кус был жирный, дерибан вёлся с группой товарищей. Одним из которых был Виктор Вексельберг. Абызов помог Вексельбергу получить контроль над частью активов естественной монополии, разукрупнявшейся по плану Барбаросса Чубайса.

Так группа «Ренова» Вексельберга с грацией Паниковского в гусятнике зашла на рынок энергетики. В 2003 году при ней создаётся АО «Российские коммунальные системы» (волшебным образом получает концессии на тепло-, водо-, электроснабжение, а также управление фондами ЖКХ в 12-ти российских губерниях, включая и такую жирную, как Свердловскую); в 2018 году чистая прибыль АО «РКС» — ₽1,6 млрд.

В декабре 2002 года тем же порядком возникает ещё одна аффилированная с Вексельбергом рогозаготовительная контора — «Комплексные энергетические системы». Этому ЗАО «КЭС» достаётся 55 ТЭЦ, 4 ГРЭС и 2 ГЭС — всего 61 электростанция.

За покровительство надо платить.

По устной договорённости, за эти вкусные плюшки Вексельберг должен был откатить Абызову $300 млн кэшем через офшоры. Но «Вексель» от выплаты уклонялся: посмотри, мол, советские объекты изношенные, все деньги вкладываются в реконструкцию (и правда).

Когда же, после долгового кризиса Е4, на Абызова насела «Альфа» с требованием заплатить уже его долг — тот, в свою очередь, насел на Вексельберга…
 
Дальнейшее всем известно.

Впрочем, к Виктору Феликсовичу относишься даже с уважением — ему не пришлось «заносить в органы» для фабрикации дела. Абызов утопил себя сам. Полоскалово в офшорах, вывод за рубеж ₽4 млрд, наконец, уже упомянутые ₽32,5 млрд за торговлю акциями во время работы министром — схемы, за которые его посадили, совершенно реальны. Вексельбергу достаточно было даже не потянуть — просто дунуть на ниточки, и карточный домик «Открытого правительства» (что это — до сих пор никто не понимает) рухнул.

Нет кредитора — нет долга. Да и зачем делиться со сбитым лётчиком (мужем стюардессы), когда деньгам можно найти куда более толковое применение? Сэкономленное Вексельберг инвестирует в американскую политику: донатит Хиллари Клинтон, вкладывает в платформы для новых медиа, которые ведут пропаганду за «демократов».

Надеется: сейчас, при Байдене, его заслуги наконец-то оценят. Но как бы эти джентльмены не выкинули с ним тот же финт, что он сам провернул с доверившимся ему Абызовым.