Мавр сделал свое дело, но уходить не собирается

5 июля, 23:51
Станция метро "Моренштрассе" в Берлине стала известна во всем мире на этой неделе. Mohrenstraße - это улица Мавров. BVG решил срочно переименовать станцию линии метро U2 в Глинкаштрассе.

Решение о переименовании, говорит пресс-секретарь Петра Нелькен, было принято советом директоров BVG по собственной инициативе в середине недели. Наблюдательный совет BVG, в который входят, в частности, берлинские сенатор экономики Рамона Поп и сенатор транспорта Реджине Гюнтер (обе Зелёные), "с удовольствием" принял к сведению имеющее обязательную юридическую силу решение, говорит Нелькен.

Государственная транспортная компания BVG обосновала переименование в пятницу следующим образом: "Будучи космополитической компанией и одним из крупнейших работодателей в столице, BVG отвергает любые формы расизма или другой дискриминации"...

Конечно, я встревожился судьбой моего любимого города. Не то что мне безразлична история оскорбленных мавров ( сегодня, весьма кстати, моими соседями по пляжному домику у озера были три очаровательных "мавра" лет 20, я лениво вслушивался в их беседу на английском, мне показалось, что они вполне счастливы в Берлине, даже тот, что родом прямо из Мавритании и две его подружки - из Кении и Сомали), но если здесь начать менять топонимы в политических целях, Сиэтл покажется детской забавой.

Начнем с того, что половина берлинских районов имеет неоспоримые славянские корни своих имен. Вот вам три соседних примера:

Трептов

Уже 1400 лет назад здесь жили славяне. Название происходит от славянского "drewo" для твердых пород дерева.

Кёпеник

В 1210 г. упоминается как "копеник", от славянского "копника", что означает- островное место.

Марцан

Деревня Гнев, основанная около 1230 года, была впервые упомянута в 1300 году как "Морчане" славянской "марканой" - поселением, расположенным вблизи болота...

Но вернемся к нашим маврам...История этой улицы абсолютно неотделима от биографии города. Она уходит корнями в 1683 год и в начало XVIII века, когда солдатский король Фридрих Вильгельм I, продал свои африканские крепости голландской Вест-Индской компании в 1717 году. В договоре купли-продажи голландцы обязались предоставить королю "12 негров, шесть из которых должны быть украшены золотыми цепями". Их отправили в прусскую армию в качестве музыкантов - ядро собственного черного музыкального корпуса. Обученные музыканты размещались в берлинском бараке, который и находился на сегодняшней улице Mohrenstraße.

Неужели такую историю можно похерить под воздействием заокеанских сиюминутных ветров?!

Но Берлин и здесь спасает его бесконечная и непобедимая дуальность! Mohrenstraße останется, никаких тревог. Переименуют только... станцию метро. Она будет носить название соседней улицы и великого русского композитора Михаила Глинки. Кстати, здесь он действительно жил и умер здесь же от внебольничной пневмонии, как теперь определили бы на его родине, в 1857 году.

Скажу сразу, я обеими руками за Глинку. Но есть одна деталь, неведомая розово-красно-зеленым правителям нашего города: Глинка был потомственным и злостным рабовладельцем. Его семья не просто имела сотни крепостных, но даже свой крепостной оркестр. Страшно теперь сказать, слушая рабов-музыкантов, мальчик Миша как раз и проникся великим искусством. В 1814 году крепостной (!!!!!) из семейного оркестра стал давать ему уроки по игре на фортепиано и скрипке.

Как быть в такой пикантной ситуации городским властям и особенно толерантной BVG, которая отметает любые формы дискриминации на 300 лет вглубь? Не знаю, не знаю... Может, лучше и мавров оставить в покое? Они ведь, как говорится, сделали своё дело...