Месть Бендера

31 января, 10:17
​На днях была годовщина гайдаровской реформы - отпуска цен. Я в этой связи подумал вот о чем.

Есть такой LSE-шный политолог Дэвид Вудрафф. Он написал книгу Money Unmade: Barter and the Fate of Russian Capitalism, посвященную истории денежной системы и структур обмена в СССРФ с 1924 по 1998 годы. Так вот, глава посвященная гайдаровским реформам, называлась Bender’s Revenge - “Месть Бендера”

Понятно почему. Бендер ведь что думал - получит миллион и будет королем. Козлевичу вон новый автомобиль пообещал. А черта с два - к моменту когда Остап все-таки выбил деньги из Корейко, НЭП свернули и началась суровая советская действительность. В которой максимум что Остап мог купить со всеми своими деньгами - это подержанный маслопроводный шланг

Короче трагедия Бендера - это триумф плановой экономики, в которой директивы и категории снабжения решали все, а деньги - ничего. А месть его - это крах этой самой экономики, когда все эти регуляции рухнули и стал рулить голый кэш

Надо сказать, что прочитав все это я был впечатлен по большей части культурной компетенцией Вудраффа. Обычно ведь что экономисты, что политологи они не особо плотно изучают регионы, про которые пишут. Нормальный западный исследователь конечно слышал про толстоевского, но этим как правило все и ограничивается. А про реальную живую литературу, которую читают unironically, а не как исторический памятник и не для status signalling, рисечеры чаще всего не в курсе

И только гораздо позже я узнал про него вот какую историю. Еще в 1990-е он познакомился по интернету с девушкой из России. Он жил в Беркли, она в маленьком городе на дальнем востоке. Проблема дистанционных отношений была решена кардинально - он переехал из Калифорнии к ней на ДВ и прожил там чуть ли не два года

Интересный поворот. После этого впечатляюще плотное знакомство этого человека с реальной российской культурой, а не с разного рода фантазмами о ней, удивляет меня гораздо меньше