Расширение антироссийских санкций со стороны США становится всё больнее

5 августа, 13:39
Больше всех пострадала ММК Андрея Рашникова. Власти США акционерам дали время на выход из акций металлургической компании. Но рынок уже отреагировал: торги акциями компании сегодня открылись падением на 12,5%. Да и после того, как паника на рынке прошла, чуда не случилось: торги ведутся на 9,2% ниже вчерашних значений.

Завод сильно зависит от экспортных поставок. Из-за «неблагоприятной конъюнктуры на экспортных рынках», продажи металлопродукции во II квартале 2022 года у ММК сократились на 29%. Но даже так на экспорт приходится 43,7% всех продаж компании – ещё есть, куда падать.

Особо отличился после введения новых санкций сын главы группы «Синара» Александр Пумпянский. В интервью изданию Blick он пожаловался, что теперь у него нет денег на существование в Швейцарии, что он гражданин Швейцарии, и для него она является родиной, что он осуждает «спецоперацию» на Украине. Но и в Европе прекрасно понимают, откуда у него капитал на проживание в Швейцарии. Его отцу – Дмитрию Пумпянскому такой демарш может выйти боком, ведь «Синара» является сборочным предприятием поездов «Ласточка», которые закупает госкорпорация РЖД. И хоть «Ласточки» — это поезда Siemens, есть надежда на продолжение производства с поставками деталей из Китая. В ряде случаев «Ласточки» могут быть заменены электропоездом «Иволга», который курсирует по МЦД. Его производит «Трансмашхолдинг» Андрея Бокарева и Искандера Махмудова, которые пока в публичном выражении нелояльности замечены не были.

Эффект от действия корпоративных санкций очень наглядный: по прогнозу ЦБ российская экономика пока только ускоряет своё падение. Если во II квартале 2022 года ВВП просел на 4%, то в III квартале провалится на 7,5–8%, а в IV квартале рухнет уже на 10–11%. А по расчётам Минпромторга металлургам потребуется 8 лет на адаптацию к санкциям и восстановления экспорта. Более того, транзит товаров в Калининградскую область всё-таки может быть остановлен и без указа Евросоюза. Литовские банки отказываются работать с российскими компаниями – возможностей для оплаты транзита становится всё меньше.

Зато попавшим компаниям в качестве компенсации разрешили скрывать данные о госзакупках. Теперь их не видит даже Минфин. Чем больше санкций, тем больше возможностей для коррупции и распила бюджета. Экономика падает, но отдельные персоны получают возможности для личного обогащения.