Российские финансовые элиты в довольно опасном положении

3 февраля, 12:01
1. Важный вопрос - какова динамика атомизации российских элит. Замеры и экспертные оценки говорят, что за последний год элиты стали более рыхлыми, растет тревожность.  Фактически раскол проходит между элитами «внешних заимствований» и «внутренних ресурсов».

2. Капитал обеспечивает конкуренцию. В том числе международную. Закрытость страны, сужение инвестиций и кредитов обеспечивают не только стагнацию, но борьбу за перераспределение ресурсов и их контроль. Ресурсов становится все меньше, а затратность по обслуживанию конструкции все больше. Подпитка может идти только с внешних рынков; а при ее ограниченности за счет самих элит и населения. Конструкция становится мало выживаемой. 

3. По мнению экспертов, Кремль хотел бы не допустить ужесточения санкционного режима, продолжая при этом незаметно вбивать клинья в Трансатлантическое партнерство. В ПАСЕ Москва сигнализировала, что готова к достижению широкого консенсуса с Западом.
Проблема в том, что Россия сейчас находится в слабой позиции. Она ослаблена инвестиционно; ее вынуждают- уступить Западу. Либо уйти под Пекин, который за последние годы не слишком финансово помог своему партнеру. 

Эксперты не исключают, что Китай в этой связи может оказаться заинтересован в кризисном развитии событий в России, способном предотвратить наметившееся сближение Москвы и Брюсселя. Эти аналитики отмечают, что именно китайская социальная сеть TikTok стала новым инструментом оппозиционной мобилизации, а также то обстоятельство, что Китай, обычно отмалчивающийся в связи с политическими протестами в России, на этот раз прокомментировал их.

4. Анонсированные Западом обещания ввести новые санкции, погрузили российский фондовый, валютный и долговой рынок во власть фронтальных распродаж. Участники долгового рынка опасаются, что под санкциями может оказаться не только первичный, но и вторичный рынок ОФЗ. Это может на четверть ослабить рубль к доллару США за счет оттока не только из сегмента ОФЗ, но и из других сегментов.
Элиты смертельно бояться, что дальнейшие ограничения связей с западными рынками приведут к внутреннему кризису и попыткам национализации. «Экономика станет неконкурентноспособной и будет деградировать на фоне серьезного дефицита капиталов и технологий». 

5. На этом фоне Медведев снова стал публично позиционировать себя как лидера партии внешних заимствований; готового к диалогу с западными партнерами; к поддержки бизнеса. Медведев заявляет о понимании протеста; учета фактора молодого поколения и конкурентности. 

6. Заявление Медведева скорее всего положит начало внутренней дискуссии о праве «политического первородства и наследия». В этой связи история Навального смотрится в совершенно ином ракурсе. Легитимизированный Системой Навальный как лидер оппозиции вполне может в новой политической реальности обеспечить сдерживающий ресурс для маневра любому «политическому наследнику». Тем более- лично Медведеву. При этом сам феномен Навального серьезно расшатывает и Систему, и элиты. Одновременно навязывая негативное восприятия власти среди молодежи и активной части населения.