«Страна Оффшория»

4 октября, 13:46
Десять лет назад замечательный российский экономист Сергей Журавлев (1953-2018) писал в своем ЖЖ (пост назывался «Страна Оффшория»)

«Роль оффшорного капитала в нашей экономике можно оценить примерно следующим образом. 
На начало 2011 года основные фонды коммерческих организаций (без субъектов малого предпринимательства) по полной учетной стоимости (это так называемая book value, балансовая стоимость, которая может существенно отличаться от рыночной капитализации в ту или другую строну) составляли, по данным Росстата, 46.9 трлн. руб., или 1,545 млрд. долл. по обменному курсу.
Накопленные прямые инвестиции в экономику России составляли 32% от этой величины, из которых в свою очередь на 8 государств, которые можно отнести к оффшорам, приходилось ¾. Эти цифры не совсем сопоставимы напрямую, поскольку иностранные инвестиции не сводятся только к приобретению основного капитала, а также из-за явных проблем стоимостной и курсовой переоценки. Но какое-то представление о порядке величины они дают, и это порядок не мал. От четверти до трети экономики России принадлежит иностранцам.

Но что это за иностранцы? … легко увидеть, что объемы выводимых в оффшоры средств подозрительно совпадают с объемами прямых инвестиций в Россию. Отсюда легко заключить, что как минимум ¾ того, что «иностранный» капитал инвестирует в Россию, на деле является российскими же деньгами.
Конечно, через оффшорные фонды приходят и какие-то реальные иностранные деньги. И если смотреть только на объемы накопленных инвестиций (т.е. пересекших границу легальным образом), то баланс даже «в нашу пользу» – привлечено больше, чем выведено. Правда, для потоков последних 2 лет соотношение обратное – инвестиции из России за рубеж выросли и даже превысили докризисные показатели, обратный же их приток – скромнее.

А в чем смысл использования легальных оффшорных схем? Очевидно, он главным образом, состоит в обезличивании реальных бенефициаров доходов российских компаний. …, в виде процентов и дивидендов, получателями и бенефициарами которых выступают зарубежные (а по сути – оффшорные) компании, Россию ежегодно покидают суммы, вполне сопоставимые с размерами валового вывоза капитала.

В случае инфраструктурных секторов и естественных монополий, контролируемых государством, эти схемы (слегка) маскируют процесс перекачки доходов от госкомпаний к управляющим ими чиновникам и их семьям. Собственно, начало этому процессу положил закон о кооперации, когда 86% кооперативов было в итоге организовано при госпредприятиях и служило банальной цели "обналички" их финансовых ресурсов [данные из воспоминаний акад.Л.Абалкина по состоянию на 1 июля 1990].
 То есть, это как бы не совсем прямая кража госсредств, о чем можно говорить в случае отката. Но все же - некоторое использование инсайда для получения конкурентных преимуществ.

… «форма собственности – ничто, контроль финансовых потоков – все».