Каким будет мир после эпидемии?

7 апреля, 08:47
Историк Юваль Ной Харари написал для Financial Times статью о том, каким будет мир после коронавируса. Предлагаем вам ее перевод.

Коронавирус – это, возможно, самый большой кризис нашего поколения. Решения, которые принимают власти, повлияют не только на системы здравоохранения, но и другие отрасли. Но рано или поздно буря утихнет, человечество выживет и появится вопрос: каким будет мир после пандемии?

Чрезвычайные ситуации ускоряют исторические процессы, и то, что принималось годами, принимается за считанные часы: экспериментальные и даже опасные технологии, которые делают подопытными свинками целые страны.

Это и коснулось общения, образования, работы – все происходит удаленно. Потому что это не обычные времена. И что касается государств, то выбор состоит из двух пунктов:

- Тоталитарный «Большой брат» или расширение прав граждан.

- Националистическая изоляция или глобальная солидарность.

Чтобы остановить эпидемию, все население должно соблюдать определенные руководящие принципы, и есть два способа достичь этого:

- Тотальный контроль правительством населения и наказание нарушителей правил.

- Всестороннее тестирование, честная отчетность и добросовестное информирование общественности. 

Что по первому способу:

Мы уже писали о QR-кодах и приложениях в Китае, которые передают властям полный отчет по состоянию здоровья и передвижению населения. В Израиле, вопреки отказу парламентского комитета, премьер-министр Нетаньяху добился разворачивания технологии наблюдения, которая изначально предназначена для борьбы с террористами.

Так вот, есть обратная сторона медали. Что, если весь этот «Большой брат» попадет в недобросовестные руки?

Да, технологии слежки заметно развились и отслеживание здоровья может быть использовано для изучения ваших реакций на те или иные факторы. И это позволит всячески манипулировать вами, подсовывая вам «подходящий» товар или... политика.

Представьте себе Северную Корею в 2030 году, когда каждый гражданин должен носить биометрический браслет 24 часа в сутки. Как вы думаете, что будет с тем, у кого будет зафиксирован гнев на гипотетическое выступление Вождя? 

Коронавирус может стать переломным моментом, предоставляя мнимый выбор между здоровьем и личной жизнью.

Альтернативным путем пошли Южная Корея, Тайвань и Сингапур. Помимо устройств слежки, они в большей степени полагаются на всестороннее тестирование, честную отчетность и добровольное сотрудничество хорошо информированной общественности.

Самомотивированное и хорошо информированное население, как правило, гораздо более влиятельное и эффективное, чем полицейское невежественное население. Таким не нужен «Большой брат».

Но чтобы достичь такого уровня соответствия и сотрудничества, обществу нужно доверие государству, науке и СМИ, которое безответственно подорвали политики. И теперь власти идут на авторитарные меры, мотивируя правильность выбора. Таким образом, эпидемия коронавируса является серьезной проверкой государственности.

Второй важный выбор, с которым мы сталкиваемся, - это националистическая изоляция и глобальная солидарность. И только второй вариант поможет преодолеть все проблемы.

Прежде всего - обмен информацией во всем мире. Это большое преимущество людей перед вирусами. Коронавирус в Китае и коронавирус в США не могут обменяться советами о том, как заразить людей.

Страны должны быть готовы делиться информацией, доверять данным и полученным знаниям. Нам также необходимы глобальные усилия по производству и распространению медоборудования, в частности, тестов и ИВЛ.

Поэтому общество должно сделать выбор: разобщенность или солидарность. Первый вариант – путь к кризису и катастрофам. Второй путь – это победа не только над коронавирусом, но и над другими будущими эпидемиями.