Загадка российской статистики раскрылась через Дагестан

"В Дагестане более 40 врачей погибли от внебольничной пневмонии и коронавирусной инфекции", заявил глава республиканского минздрава Джамалудин Гаджиибрагимов во время прямого эфира в Instagram с блогером и политологом Русланом Курбановым.

"По коллегам - (погибших) более 40. Это действительно трагедия. Выражаю искренние соболезнования их родным и семьям, а также родственникам всех погибших жителей республики", - сказал министр.

По словам дагестанского министра, в настоящее время в республике пневмонией и COVID-19 болеют свыше 13 тысяч человек, из них семь тысяч находятся в стационарах. 

Прямодушный чиновник даже не предполагал, что открывает страшную государственную тайну. Ведь если в 3-миллионном Дагестане 13000 зараженных и больше половины из них лежит в больницах, то это сбивает, словно кегли, благостные всероссийские цифры статистики коронавируса. 

Тот же официальный республиканский оперативный штаб сообщает, что в Дагестане подтверждены лишь 3280 случаев заражения коронавирусом.

Выходит, цифру заражений надо умножать на 4? 

Но еще печальнее выглядит пресловутая российская "низкая смертность". Главные информационные программы РФ день за днем тычут Вашингтону и даже Берлину в лицо тот факт, что в России летальность коронавируса ниже 1 процента, в США в шесть раз выше, а в "благополучной Германии" - выше втрое.

Конечно, никто всерьез к этим статистическим манипуляциям не относился. Кроме самой Москвы, где со времен Хрущева принято воодушевляться собственными пропагандистскими фантазиями. Дагестанский же министр, который перед назначением много лет возглавлял медсанчасть Управления ФСБ в Махачкале, разнес своей откровенностью эти фантазии в пух и прах.

На 16 мая от COVID-19 в республике умерли 29 человек, заявил Джамалудин Алиевич. А от внебольничной пневмонии, отметил министр, - 657 человек. 

Т. е. цифры реальной смертности от вируса в российской провинции в 22 раза выше официальных! Просто львиную долю погибших списывают на загадочную "внебольничную пневмонию". 

Впрочем, и этот прием не нов. Во время войны Москва изобрела графу "без вести пропавший", чтоб скрыть огромное число потерь на фронтах и многомиллионную цифру пленных. Вдовам "без вести пропавших" не полагалась даже та крохотная пенсия, что получали семьи солдат, которым "повезло" погибнуть правильно, с бюрократической точки зрения. Таким образом, беспощадное коммунистическое государство зарабатывало даже на фальсификации смерти своих граждан.

Сейчас, кстати, с погибшими от коронавируса происходит что-то подобное. Семьям медиков, умерших от коронавируса, во многих регионах полагается компенсация, в том же Питере платят миллион рублей. Но умершим от "внебольничной пневмонии" никаких компенсаций не положено...