​Автократия и Транзит

В эпоху Республики и Протектората упертые роялисты продолжали поднимать восстание за восстанием, пытаясь восстановить в Англии монархию.

Все эти восстания были легко подавлены армией Кромвеля, а пленных кавалеров тысячами продавали в рабство на карибские плантации. Действительно, на Ямайке за раба дают почти полтонны сахара - так чего добру зря пропадать? Юристы бухтели конечно: мол, незаконно это - продавать в рабство свободнорожденных англичан. Но Кромвелю было фиолетово: он Великую хартию вольностей (Magna Carta) именовал не иначе, как Magna Farta.

Короче, попытки кавалеров восстановить монархию силой провалились: кромвелевские генералы давили их без труда. Тем более любопытно, что один из этих генералов, военный губернатор Шотландии Монк, и восстановил монархию в итоге. После смерти Кромвеля он отправился в поход на Лондон и, заняв столицу, пригласил Стюартов обратно на престол. О том как демонтаж Республики был организован технически, я уже писал здесь.

Меня давно занимал вопрос - в какой же момент Монк принял решение упразднить республику и восстановить монархию? Доподлинно мы этого не узнаем, потому что он скрывал свои намерения до самого конца. Но предположить примерно - можно.

Сейчас я склоняюсь к мысли, что поворотным моментом стал отказ Кромвеля короноваться. Кромвель долго сомневался, принимать корону или нет, но в итоге решил, что приняв, он предаст свои принципы и восстановит против себя армию. 8 мая 1657 г. в своей речи в Парламенте Кромвель заявил, что не будет восстанавливать титул короля, который упразднило само Провидение. Да и смысла он в этом особого не видит, потому что и так уже по факту исполняет обязанности короля, а содержание важнее формы: “signification goes to the thing, certainly it does, and not to the name”.

И вот что интересно. Немедленно после отказа Кромвеля от короны Монк начинает чистить свои войска от республиканцев. Он “раскрывает заговоры” социальных радикалов - левеллеров и диггеров - и под этим предлогом избавляется от всех офицеров-республиканцев. Остаются одни только аполитичные, либо лоялисты, преданные лично Монку. Дальнейшее известно.

Я думаю, что решение Монка о восстановлении монархии могло быть связано со следующими соображениями. Вот смотрите: у нас есть два работающих механизма легитимизации режима - республика и монархия. Они хорошо объясняют, почему наш начальник является начальником. В республике - в силу народного волеизъявления, выраженного, например, в парламентском голосовании. Кто набрал больше голосов в Парламенте, тот и начальник. В монархии тоже понятно: начальник - это начальник, потому что он старший сын предыдущего начальника. Так что и в республике, и в монархии транзит власти происходит достаточно smoothly: всем понятно, кто и на каком основании, станет следующим начальником.

А вот автократия в этом плане не работает. Почему Кромвель начальник? Он что, сын короля или на выборах там победил? Да ни черта подобного: он начальник потому, что победил в бульдожьей схватке других потенциальных начальников. То есть это чистое, неприкрытое право силы. И вот тут есть тонкий момент. Как показали восстания роялистов, бороться с Кромвелем напрямую было совершенно бессмысленно: против лома нет приема. То есть пока автократ жив - режим вполне устойчив. Но как только он умрет, все полетит к чертям собачьим: смерть автократа спровоцирует новый раунд бульдожьей схватки за место нового начальника, и схватка эта с высокой вероятностью обрушит систему в целом.

Иными словами, автократия - это самолет, который не летает. Автократия вполне устойчива при жизни автократа, но не способна обеспечить работающий механизм транзита власти. Поэтому у автократии, по большому счету, есть два пути: двигаться либо в сторону республики, либо в сторону монархии, где такие механизмы есть. Ну а если она застывает в некотором промежуточном положении, то перспективы режима довольно печальны: он целиком завязан на личность автократа, который, при всех его несомненных достоинствах, все же человек, а следовательно - смертен.