150 лет Парижской коммуне

Парижская Коммуна мелькнула быстро, не дала себя рассмотреть. Домье был членом этой коммуны, по картинам Домье можно реконструировать принципы коммуны. В комитет Парижской коммуны входили рабочие, журналисты, писатели, художники, политики, студенты. Парижская коммуна – первое в истории правительство, состоявшее из реальных тружеников.

Как и республика Савонаролы, коммуна была обречена; через 72 дня после провозглашения, коммуна была расстреляна войсками версальцев, которых направляло социалистическое правительство Тьера. За 72 дня Домье успел сделать около двадцати литографий. Одним из первых был декрет по отмене так называемых «социальных» выплат: за квартиру, за воду и тп. Также коммуна потребовала, чтобы ломбарды вернули вещи, взятые в залог у неимущих. Так появляется литография «Декреты коммуны». Изображена груда квитанций по оплате за квартиру, или ломбардных; под горой бумажек похоронен человек – худая рука высовывается и тянется к тарелке супа. Подпись гласит «Полная ликвидация». Следующая литография: «Проект справедливого суда». Прежде художник изображал судей и адвокатов рыночного общества – продажных и циничных. Памятна литография, на которой человека с завязанным ртом держат за руки и, поставив перед судьей, предлагают ему: «Обвиняемый, вам дано слово, объяснитесь». Впервые Домье изображает заседание суда, на котором реально дано слово обвиненному облыжно. Обвиняемый рассказывает суду, как было на самом деле и слушатели разинули рты в изумлении. Следующая литография изображает сожжение гильотины, и мраморный Вольтер, глядя на это, смеется и аплодирует, а подпись гласит «Защитник Каласа не смог защитить Байи, Андре Шенье и Камилла Демулена». Вольтер в 1762 году выступил против смертного приговора Жану Каласу, неправедно обвиненному. Оправдание было посмертным, а оправдать Шенье, Байи и Демулена Вольтер бы не мог, к 1793г уже умер. Так Домье отреагировал на постановление комитета 11-ого округа коммуны о сожжении гильотины. Постановление гласит: «Граждане, узнав о том, что в настоящий момент изготавливается новая гильотина, заказанная и оплаченная свергнутым гнусным правительством (…) подкомитет 11 округа приказал забрать эти орудия монархического господства и порабощения и принял решение уничтожить их навсегда (…) 10 апреля 1871 года. Подписи: Давид, Капелларо, Андре, Иджезд, К. Фавр и тд.» Авторы постановления забывают, что гильотиной пользовалась республика и революция, что поточное использование гильотины связано со временем Термидора, но в том и состоит сила коммуны, что коммунары фактически противопоставляют себя не только монархии, не только фальшивой демократии, но и той якобинской директивной власти, которую иные отождествляли с революцией. Следующий рисунок: толпа мертвецов, вставших из могил и атакующих «Министерство войны», как гласит вывеска над входом. Художник полагал, что отныне таким учреждениям пришел конец.

Максим Кантор - Чертополох и Терн

Honoré Daumier. Épouvantée de l'héritage (Album du Siège), 1871