Бразилия - единственная страна Латинской Америки, которая НЕ восстала против метрополии

28 июля, 17:55
Мексика, Аргентина, Чили и т.д. - все эти страны получили независимость в ходе национально-освободительных революций. В одной только Бразилии никаких народных восстаний не было.

Почему так вышло? Почему испанские колонии бунтовали, а португальская колония - нет?

Кто собственно восставал в испанских колониях? Костяк национально-освободительных движений составили креолы. А кто такие креолы? Креолы - это потомки белых, когда-то переселившихся в Америку. Правило было такое: вот ты испанец, эмигрируешь скажем в Перу. Ты считаешься испанцем и имеешь право занимать любые военные, гражданские, церковные и т.д. посты. А вот дети твои считаются креолами. И неважно, что они на 100% белые: поскольку они рождены в Америке, то привилегии peninsulares на них уже не распространяются. И это значит, что шансов на карьеру у этих людей практически нет. 

Складывалась парадоксальная ситуация. Вот я испанец, приехал в Мехико из Севильи. Получил крупную чиновничью должность. Наворовал 100500 миллионов, накупил городской недвиги, плантаций, ранчо там и т.д. Мои дети - они не просто состоятельные, они входят в 0,1% самых богатых и влиятельных жителей колонии. И при этом они принципиально отстранены от управления этой самой колонией. Тут даже неважно, хотели бы они занимать какую-то должность или нет: сам факт того, что они никогда не смогут ее занять, будет бесить их до чрезвычайности. Потому что все эти креолы прекрасно понимают, что с т.з. испанцев они - законтаченные.

(Я не случайно употребляю здесь тюремный термин. Тюрьма - искуственно созданный заповедник архаики в современном мире, в котором поддерживаются самые архаические формы мышления. А что значит архаические? Базовые, дефолтные. Свойственные человеку по умолчанию. Поэтому тюремная концепция зашквара настолько напоминает испанскую концепцию креолизации. Родился в колониях = зашкварился = небелый. Это все базовые паттерны человеческого мышления. Тотем и табу)

Как-то так и получилось, что креольская элита, состоявшая преимущественно из потомков испанских администраторов в Америке, превратилась в костяк всех революционных движений во всех латиноамериканских странах. Иногда эта трансформация из слуг империи в ее заклятых врагов занимала поколения, иногда совершалась быстрее. Скажем, Бернардо О’Хиггинс, руководитель национально-освободительной революции в Чили, был сыном испанского губернатора Чили.

Ну окей, с испанскими колониями разобрались. А чем от них отличалась португальская Бразилия? Ведь положение с правами креолов в португальской империи обстояло ничуть не лучше. Они точно так же были отстранены от управления и в отношении них сохранялись дикие на взгляд современного человека предрассудки. Ну, скажем, когда португальцы писали о креолах в Гоа они рассуждали так: да, по отцу и по матери эти люди - чисто белые. Но они ведь пили молоко своих индийских кормилиц. Законтачились, короче говоря.

Иными словами, высший слой туземного общества Бразилии составляли богатые и униженные креолы. В этом она напоминала Мексику или Аргентину. Разница однако состояла в том, что в Бразилии на 1800 год не было ни одного:

1. Университета.

2. Типографии.

Проблема испанских колоний состояла не только в том, что креолы были богатыми и униженными. Настоящая проблема заключалась в том, что они были еще и образованными. В испанских колониях было полным полно университетов, где креольские плантаторы учились, слушали лекции, читали книжки, напечатанные в местных типографиях. Набирались ума, современных интеллектуальных концептов и социальных амбиций.

А в Бразилии интеллектуальной и образовательной инфраструктуры практически не было. Поэтому она и не восстала.