Екатерина II - Великая прусская мать "великой" России

Знаете ли вы, что несмотря на то, что все на России уверены, что ее не удалось завоевать никому из чужеземцев, она буквально была подарена немцам?

Интересно каждый ли россиянин знает кто такая Мария Елена Скавронская-Крузе? А кто такая София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская? Нет? А кто такие Гольштейн-Готторпы? Тоже нет? А вот зря. Это же реальные имена исконно “русских” Великих императриц Екатерины I и II, а также реальная фамилия правящей династии, с 1730 года прусских монархов России.

На России одной из важнейших скреп есть гордыня. Традиция гордиться небывалыми, а в реальности достижениями “русских”, первопроходцев и первооткрывателей настолько захватила умы местных писателей, что они тонны бумаги извели выписывая гордыню пытавшую мифы.

Вот только зря. Как бы не старались дворцовые баснописцы, какой бы величины не был стог сена, а иглу истины утаить они в нем не смогли.

Главной такой иглой режущей глаз баснописцам суверенной русской истории является как раз та самая хваленая “русскость”.

Несмотря на миф о коренном исконно “русском” народе, народе победителе, народе правителе, и народе защитники охранителе, эта самая мифологема “русскости” крайне органично сожительствует с целой плеядой представителей немецкой нации, которые с начала 18 века практически захватили трон “православной империи” и вели бесконечные войны во славу “Третьего Рима”.

Петр Михайлов и Марта Скавронская

Великая Россия несомненно стала Великой благодаря Великим реформам Великого Петра.

Несвойственное московским правителям поведение Петра объясняли по-разному. Легенды были разные, но сводились они к одному, он был не Романов. Одна из легенд гласила, что Петр сын грузинского царевича Ираклия, вторая из наиболее знаменитых, что он отпрыск немца Лефорта. 

Согласно этой легенде, посл того как Алексей Михайлович пригрозил своей Наталье Нарышкиной “озлоблением”, в случае если она не родит ему сына, дочь, которую она в реальности родила, втайне подменили на новорожденного сына Лефорта.

Сим и объясняли странную любовь Петра I ко всему заморскому, заграничному.

Таким образом, если и говорить о первом немце правящем на троне России, то им вполне мог быть сам ее основатель, Великий реформатор Петр.

В чем был смысл его реформ? Главный в отчуждении церкви от управления державными делами, а фундаментальный в импорте тысяч немчинов, англичан да голландцев, которые превратили захудалую восточную деспотию в европейскую империю. 

Великий император при всей своей полезности для государства имел и не менее великие пороки. Основными из которых были беспробудно пьянство и страсть к женщинам.

Ходили мифы про целый гарем Петра, а уж про постулаты его “Сумасброднейшего, всешутейшего и всепьянейшего собор” и говорить не стоит.

Ведя безусловно развратный образ жизни высокоморальными качествами первый российский император никак не отличался. Будучи в браке он долгое время сожительствовал с немкой Анной Маргретой фон Монсон или Анной Монс, и даже женился бы на ней, если бы не поймал на интрижке в 1703 году.

Данное событие окончательно разбило сердце монарха. После чего Петр утратил интерес к женитьбе, вел максимально разгульный образ жизни, благодаря чему в его близком окружении оказалась и осталась не умеющая ни читать, ни писать, но зато умеющая крепко пить, повидавшая мир Марта Скавронаская.

Историй о месте рождения и родителях Марты несколько туманна, что особого смысла выбирать или искать справедливую - нет. Известно лишь то, что сам Пётр I называл Марту не Скавронской, а Веселевской или Василевской

Марта рано вышла замуж, Сначала был муж, шведский королевский кирасир Иоганн Рабе или Крузе, потом безымянный русский гренадер, следом фельдмаршал Шереметев, после захвата Мариенбурга, взял ее себе в любовнице в качестве военного трофея. Затем в той же роли она стала близкой князя Меньшикова, у которого ее чуть ли не в карты выиграл сам Петр. В 1708 Марта приняла православие и стала Екатериной Алексеевной Михайловой.

Лишь только в 1711 году Петр венчался с Мартой, хотя жил с ней и имел нескольких детей. После смерти Петра, Марта, не без помощи Меньшиков и гвардейцев Преображенского полка, стала первой российской императрицей Екатериной Великой.

Более скандального события не знала ни одна монархия во всей мировой истории.

София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская и Карл Петер Ульрих Шлезвиг-Гольштейн-Готторпский

После чреды быстро меняющихся наследников, преимущественно женского пола, в 1762 году трон Российской империи достался немцу, но еще внуку Петра Великого Карлу Шлезвиг-Гольштейн-Готторпскому, получившему при крещении в православие имя Петр.

Несмотря на то, что Карл готовился занять шведский престол, в 1742 году он был провозглашен своей теткой, императрицей Елизаветой Петровной, наследником российского престола.

Когда Елизавета Петровна подбирала породистую невесту для племянника, вспомнила она про голштинского принца, которого в юности прочили ей в мужья. У сестры принца, Иоганны Елизаветы, подрастала дочь — София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, отец которой Христиан Август состоял на службе у прусского короля. 

В начале июля 1744 году Софья Августа Фредерика с матерью прибыли в Петербург, где перешла в православие, получив имя Екатерина Алексеевна.

Молодая Екатерина прониклась будущей ролью правительницы империи и с завидным упорством изучала историю и язык чуждой для нее страны. Петр ее такой страсти не разделял, что привело к тому, что избранная за скромность и кротость, простая немка, надышавшись воздуха России, и найдя поддержку в лице капитана Григория Орлова, организовала заговор, свергла мужа, и стала править империей под именем Екатерины Великой. Вскоре внук Петра погиб при не выясненных обстоятельствах. Что в российской истории норма.

Рассказов о дальнейшей половой жизни молодой и предприимчивой вдовы, что сделали ее столь популярной, настолько много, что добавить что-то и смысла нет пытаться.

Куда интереснее, что прусская принцесса очевидно слишком глубоко вдохнула зловонный токсичный воздух “Третьего Рима”. И он настолько вскружил ей голову и затуманил разум, что в те редкие перерывы пока она не состояла в поиске плотских утех, она занималась вполне мужским делом - завоеванием мира. О чем наверное упомянуть однозначно стоит.

Греческий проект

Екатерина настолько впечатлялась шизофренией Третьего Рима, что ей однозначно точно срочно захотелось стать “матерью Отечества” защитницей православия и срочно “вернуть” Царьград - Константинополь России.

На свою лихую судьбу главной козырной картой в этой игре стали украинские козаки.

При помощи украинского козачества и британского флота была развязана война, которая вошла в анналы истории под названием “Русско-турецкой войны 1768-1774 годов”.

В то время как козаки вели войну на суше, Британия предоставила Екатерине возможность использовать свои военно-морские базы в Средиземноморье и разрешила английским офицерам служить в российском флоте. 

Именно их участие, а не отвагу российских моряков, называют причиной своих поражений на морях, в частности, в Чесменском сражении, турки.

В результате войны Екатерине удалось полностью захватить левобережную и правобережную Украину, Крым, который она назвала “воротами в Константинополь”, и Кубань.

Завоеванные территории очень сильно были по душе прусской принцессе и могли стать благодатной почвой для возникновения на их месте новой цивилизации. 

Идея эта настолько будоражила умы Европы, что даже Вольтер обещал Екатерине перебраться в Россию, если столица ее будет перенесена из Санкт-Петербурга в Киев.

Вольтер настолько был увлечен императрицей и ее планами, что именовал Екатерину “священнослужителем нашего храма” и возвещал, что “нет Бога, кроме Аллаха, и Екатери­на — пророк Аллаха”. 

Екатерина была не против перенести столицу, но не в Киев, а в недавно заложенный город Екатеринослав, который планировала превратить в грандиозный центр мировой культуры, а завоеванный черноморский порт Херсон сделать новым Санкт-Петербургом.

Завоеванные земли даже начали заселять немцами, греками, сербами, но…

Вся эта идея мирной жизни была Екатерине не по душе.

После победы в войне 1768-1774 годов планы Екатерины начинают приобретать реальные очертания. 

Рождённого в 1779 году внука Екатерины нарекают Константином, окружают его греческими няньками и воспитателями, а князь Потёмкин-Таврический приказывает выбить медаль с его портретом на фоне Босфора и храма Святой Софии. 

Екатерина пишет пьесу “Начальное управление Олега” со сценой установления его символического господства над Константинополем. Господства, которое она собиралась “по праву унаследовать.

Заразившись мыслью “вернуть” Константинополь, Екатерина быстро забыла про планы обустройства завоеванных территорий и занялась “великим замыслом” в который втянула Габсбургов, очарованных предложением поделить Балканы.

“Греческий проект” сам по себе не вызывал отторжения у большинства монархов Европы, так в письме к римскому императору Иосифу II от 10 сентября 1782 года она предлагала “восстановить древнегреческую монархию”, а точнее Византийскую империю во главе со своим внуком Константином.

При этом Екатерина обещала, что новое государство получит гарантию полной независимости от России.

Император Византии Константин должен будет отказаться от всех прав на российский престол, а другие наследники: Павел и Александр – на нововизантийский. 

Территория восстановленной Византии должна была включать в себя территории Валахии, Молдавии и Бессарабии, и сам город Константинополь, из которого, как предполагалось, отселят все турецкое население.

Воплотить в жизнь проект российско-прусская императрица не успела.

Тем не менее она вошла в историю как “мать Отечества”, закрепила статус абсолютной монархии в России, захватила восток Речи Посполитой, и уничтожила Запорожскую сечь. Наверняка в благодарность за верную службу.

Впрочем, есть еще 2 проекта Екатерины, которые стоит вспомнить, чтобы описать ее сложную многоуровневую политику:

Фальшивые дукаты Екатерины

Мало кто знает, что Екатерина II учредила весьма неординарную для России традицию, которая просуществовала после этого без малого 100 лет.

Начиная с 1768 года и по 1869, Россия чеканила фальшивые венецианские и голландские дукаты. 

Фальшивые дукаты использовались для оплаты военных компаний, разведчиков, диверсантов и мятежников в Европе. Всего было отчеканено 28 миллионов монет, что в три раза больше, чем оригиналов!

Только лишь после протеста Нидерландов Россия прекратила штамповать фальшивки, но учитывая их объем, они еще долго ходили по Европе.

Либеральные реформы Екатерины Великой

Екатерина крайне предосудительно относилась к идее рабства, а потому внесла ряд нововведений, которые значительно облегчили жизнь крепостных:

Она выпустила закон, запрещавший публичные торги крепостными. 

Екатерина запретила употреблять при торговле людьми молоток аукциониста, что казалось ей крайне неприличным, так как унижало человеческое достоинство крепостных.

Екатерина запретила крепостным подавать жалобы на помещиков, теперь за это им грозило избиение кнутом и пожизненная каторга

Зная, что помещики, как правило, выкидывали на улицу старых или больных рабов, Екатерина своим указом обязала помещиков перед этим брать у крестьян расписку, что они на это согласны. Таким образом обреченные на смерть добровольна соглашались с таким выбором.

Екатерина, несмотря на то, что постоянно в своей переписке называла крепостных рабами, категорически запрещала это делать другим. 

Так в ответе на употребление данного термина французскому просветителю Дидро она гневно написала: “В России нет рабов. Крепостные крестьяне в России духом своим независимы, хотя телом и испытывают принуждение”.

Подводя итоги краткого заплыва на глубины немецкой главы в истории Третьего Рима хотелось бы отметить, что ведь действительно, если бы не немцы, не было бы того исторического прорыва Петра в начале XVIII века, не было бы ни атомной бомбы ни полета в космос в XX веке.

Россия зависима от немецкой мысли, немецкой промышленности, немецких технологий, и даже немецких диктаторов. Не будь их в истории России и дальше бы себе хлебали они лаптем щи да мухоморами закусывали.