Ещё один пример погружения в контекст времени...

30 января, 16:00
Хорошо известна фраза Маркса «У пролетария нет отечества» (1848 год). Она кажется очень радикальной. Но в то время такой взгляд на патриотизм воспринимался современниками как правильный, обычный.

Впервые в Европе про патриотизм сформулировал голландский политический философ Юст Липсий (1547-1606):

«Природа патриотизма и любви к законам своей страны - любовь к своему имуществу. Если бы Бог гарантировал неприкосновенность имущества, никакого патриотизма мы не знали бы. Любовь к родине возникает из amore privato. Чувства патриотизма свойственны только богатым и привилегированным».

Отношение к патриотизму у низших классов Европы начало меняться только в конце XIX века. Классик германской социал-демократии Эдуард Бернштейн в 1899 году пишет:

«Отечество у рабочего появляется тогда, когда он получает избирательные права и государственные социальные гарантии».

В это время в Германии как раз социалисты начинают заседать в парламенте, рабочие входят в муниципальные правления, появляется пенсионная система и система пенсий по инвалидности и потере кормильца.
Первая мировая война во многом стала возможна как раз потому, что у европейских пролетариев появились отечество и патриотизм.

В Российской империи и СССР к принятию «патриотизма» пришли гораздо позднее, только во время Великой Отечественной. Ещё в 1931 году Максим Горький в «Правде» как раз осуждает немецких социал-демократов за то, что они насаждают патриотизм, внушают рабочим, что у тех есть «какое-то отечество»:

«Пролетариям всех капиталистических стран пора, наконец, понять, что в словах «у пролетария - нет отечества» заключена суровая, неоспоримая, пролетарская истина. В своё время эту истину провозгласил Карл Маркс, её многократно повторял создатель большевизма Владимир Ленин.

В подлом деле создания атмосферы клеветы и лжи вокруг Союза Советов капиталистам усердно помогают социалисты II Интернационала и особенно усердно - германские. Это вполне понятно: в то время как «рабочему нечего терять, кроме своих цепей», немецкие социалисты могут потерять нечто гораздо более приятное, чем цепи. Дело в том, что социал-демократы Германии - это прежде всего 300 тысяч - если не больше - государственных, муниципальных и профсоюзных чиновников. Они - у власти, и они желают сохранить свои позиции.

Пролетариат понемножку подготовляют к участию в новой бойне. В 1914 году социал-демократы толкнули его на поля смерти. Это следует крепко помнить.