Геннуэзский Крым и страна Газария

11 февраля, 10:53
Часто случается, что именно несчастье объединяет или даже дает импульс к развитию, но когда 16 августа 935 года Генуя, до того полностью разграбленная флотом Якуба ибн Исхака аль-Тамими, "придворнм пиратом" Фатимидов, догарала, мало кто предполагал, какое блестящее будущее ждет это местечко, которое на тот момент было "чуть больше, чем простая рыбацкая деревушка в Лигурии".

Восстанавливалась Генуя после пожара и разграбления долго, и в какой-то момент оказалась никому особо не нужна, и в 952 году эта её "ненужность" (местным феодалам взять с нищих было нечего, и ресурсы на защиту выделять было не благоразумно) привела к тому, что всего через несколько десятилетий "чуть больше, чем простая рыбацкая деревня" с населением около 4 тысяч превращается в город, управляемый самими жителями.

Город создает собственные вооруженные силы, которые громят арабский флот и уничтожают порты мусульман на африканском и испанском побережьях. а потом побеждают своего извечного соперника - Пизу, и успешно воюют с другим противником, мощной Венецией.
Со временем Генуя берет под свой контроль торговлю сначала в Тирренском море, а потом и во всем Западном Средиземноморье, и даже захватывает Корсику и север Сардинии.

Генуя становится одной из "морских республик" (как и Венеция, Амальфи, Пиза, Гаэта), одним из городов-государств на Аппенинах, и управляется Большим советом, избираемым торговыми объединениями города и местными землевладельцами, состоящим из "благородных" и "популярных", своего рода политических партий.
Как и для многих морских республик, для Генуи серьезным ускорением их развития послужили крестовые походы - генуэзцы не только предоставили крестоносцам свой флот (очень выгодная сделка), но и своих бойцов, а в итоге образовали на святой земле несколько колоний, ставших чрезвычайно прибыльными коммерческими предприятиями.

Колонии оказались выгоднее челночной торговли: на месте можно было, под приглядом "своих", остваить склады, "свои" же несли охрану гаваней, в круглогодичном режиме решали вопросы с местными поставщиками - иначе говоря, такие "торговые посольства" посреди чужестранных земель делали торговлю более выгодной, стабильной и, что было крайне важно в те годы - более безопасной.

Генуэзски неф, наиболее "продвинутое" технологически судно средиземноморья, на ктором в дополение к весельной галере располагалась латинское парусное оборудование. Нефы постепенно, по мере освоения кораблестроительных навыков, росли в размерах, от водоизмещения в 200 тонн в XIII веке до 1200 тонн в XVI.

В связи с известными всеми событиями святую землю, где генуэзцы так чудесно себя чувствовали, пришлось оставить, но торговй азарт и опыт обустройства колоний им сильно пригодился.
Начиная с 1155 года генуэзцы обосновались в Константинополе, где император Мануил Комнин позволил им открыть фондако (магазин и рыночный квартал) в районе Галата (Перу). Но корабли иностранцев в Черное море византийцы в те годы, судя по всему, или не пропускали совсем или делали это крайне редко и неохотно, их вполне устраивал статус Черного моря как византийского озера, и генуэзцам оставалось разве что наблюдать, как прибывшие с севера корабли разгружают рабов, зерно, меха и воск, мёд и лён.

Это была желанная добыча, но сильная империя никак не хотела делиться ей с другими странами.
И снова беда приблизила генуэзцев к цели: в 1204 году крестоносцы разграбили Константинополь, еще недавно сама великая империя на земле была отброшена в Малую Азию, и искала союзников для возврата своих владений.
И союзники нашлись быстро: генуэзцам сильно не нравились невероятно выросшие пошлины, которые явно диктовались двору новообразованной Лиатинской империи их конкурентами - венецианцами, фактически управлялвшими латинскими императорами.

Генуэзцы смогли выторговать себе серьезные преимущества у византийцев, обещая им помощь в возвращении европейской части их империи.
Правда, возвращение обошлось без генуэзцев, но обещания об особых условиях для лигурийцев византийцы сдержали, и после 1261 года Черное море стало открытым для генуэзских галер, в отличии от галер венецианских.

Колонии республики Генуя

Судя по всему, свой первый торговый квартал на Черном море генуэзцы обустроили в Трапезунде (Трабзоне), где у них сложились отличные отношения с местными императорами, именовавшимися Великими Комниными, позже такая же резиденция открылась в Синопе, затем в Самсуне, но самой большой торговой удачей Генуи было соглашение с Золтой Ордой о предоставлении им места для торгвого поселения в Каффе (Феодосии), ставшим центром черноморской торговли.

Надо сказать, что условия для торговли генуэзцы получили отличные: они платили хану пошлину в размере всего-то 3% от цены товара плюс 1% от стоимости - за работу по оценке товара.
Цифры кажутся несущественными и смешными, но, на самом-то деле, товарные потоки, которые были "повернуты" в сторону черноморских городов не силой кнута, но вкусом пряника, казались фантастическими: в 1344 году венецианский посол, обсуждая свой торговй договор с ханом Узбеком, выразил свое изумление тем, насколько малы эти торговые пошлины, на что Узбек ответил ему, что с одной только Таны (город в районе современного Азова, сильно уступающий Каффе, где торговые кварталы венецианцев и генуэзцев в то время соседствовали) он получает 100 тысяч сум в год (сум - серебряный слиток в 220 грамм).
Политика Золотой Орды - брать не ценой, а оборотом - оказалась разумной, караваны, следовавшие по Шёлковому пути, охотно сворачивали в сторону Каффы, ставшей самым крупным торговым центром на Черном море - караванщиков привлекал большой рынок с богатым выбором весьма разнообразных товаров, низкие пошлины и безопасность маршрута.

Крым, генуэзские колонии и окружение

Вскоре побережье Черного моря было покрыто большой сетью генуэзских колоний, одно их перечисление займет много времени и места - от южного берега, территории современной нам Турции, дальше - на побережье Грузии, нынешнего Краснодарского края, в устье Дона и на Азовском море, Керчь и ряд крепостей и городов от Феодосии (Каффа) до Балалавы (Чембало), в устье Днепра, Днестра, Дуная и на побережье современной Румынии.

Генуэзские галеры осуществляли каботажные плавания, то есть двигались вдоль берега, поэтому такие защищенные места для остановок, пополнеия запасов и обмена грузами были очень кстати.

Образовывается своеобразная страна, состоящая из колоний, распоожившихся по всему периметру Черного моря, получившая даже собственное имя, пусть и не официальное - Газария (хазар давно уже нет, но память о них еще остается в топонимике), имевшая собственную столицу в Каффе, с находящимся там правительством, которое, правда, назначается в Генуе Большим советом, причем - ежегодно, долго просидеть на одном месте никому из правителей не удается, что Большой совет считает разумным как антикоррупционную меру.

Большой совет назначает консулов, но с начала XIV века Газарией упарвляет Оффиция Газарии, специальный совет из "восьми мудрых".

Генуэзская крепость Судак в Крыму

Генуэзцы изо всех сил старались монополизировать свое положение, не брезгуя для этого ничем, в том числе активно занимаясь пиратством, благо, гаваней, где они могли бы укрыться от преследователей, спрятать добычу и устроить засаду, было в их распоряжении множество.
К пиратству привлекали и испанские суда, в частности, этим промыслом занимались каталонцы, старые союзники генуэзцев еще по временам их совместных походов в Африку - разумеется, с ведома генуэзцев и, судя по всему, имея генуэзский патент на грабёж.

Скандалы в связи с морским разбоем генуэзцев воникают постоянно, но, во-первых, в те времена еще работает "ничего не было - было, но это не мы - мы, но они первыми начали" - возникавшие по этому поводу юридические споры лигурийцы местерски забалтывали, а во-вторых, в самом крайнем случае, можно было откупиться или подкупить судей.

Византийские торговцы были чрезвычайно возмущены тем, как нагло пронырливые лигурийцы выдавливали их с обжитых ими мест, но императоры были довольны теми огромными деньгами, которые приносили им генуэзский корабли.
Проблемы у генуэзцев возникали с другим постоянным противником - Венецией, которые давно уже обосновались в Крыму, отстроив крепость Солдайо (Судак), но во время очередной генуэзско-венецианской войны эта неприступная крепость захвачена Генуей.

Морское сражение между Генуей и Венецией

Впрочем, в борьбе с Венецией генуэзцам помогает несчастье - некое уголовное дело, имевшее большой резонанс и огромные последствия для его участников: юный знатный венецианец Чиврано убил ударившего его знатного татарина Ходже-Омера, занимавшего важный пост в городе.
Причем, по мнению современников, сделал это совершенно непристойно: он не убил оскорбившего на месте, а дождался вечера и явился в дом к Ходже со своими друзьями и слугами и перебил в доме всех, кто там находился.

Происшествие вылилось в грандиозное побоище, охватившее весь город, немногочисленные итальянцы - и венецианцы, и генуэзцы, пробовали бежать, но убежать удалось не всем, около 60 из них были схвачены, так же разграблено все их имущество, которое позже было оценено в 400 тысяч флоринов (фантастическая сумма, заметим - в современном исчислении речь может идти о миллиардах долларов, и это при том, что Тана не была крупнейшим портом Газарии).

Когда страсти поутихли и настало время решений, то Венеция получила полный запрет на заход в любой черноморский порт сроком на 30 лет, который позже будет продлен.
Заметим, что единственным открытым городом Газарии для них отныне станет Каффа - война войной, а денежки, сами понимаете, счет любят.
Замеитм, что в будущем драчливый нрав итальянцев не раз еще будет служить им дурную службу.
Крымский хан даже переселит всех оставшихся в Крыму после падения Газарии генуэзцев в специальные поселения, потому что нет никаких сил разбирать постоянные скандалы, драки и дуэли, устраиваемые этими оторвами, но что касается описанной истории, то, начавшись, как несчастье, она приносит-таки генуэзцам то, о чем они так мечтали: фактическую монополию в черноморской торговле.

Самый большой рынок и самый популярный товар в Крыму - рабы. Доставляли их на невольничьи рынки и монголы (как на этой миниатюре) и другие "поставщики", но основная прибыль находилась в руках посредников-генуэзцев - они получали "товар" по максимально низкой ставке, практически в начале сбытовой цепочки,и сбывали его по максимально высокой - конечному покупателю.

В середине XIV века Газария уже, безусловно, целиком и полностью принадлежит Генуе. Конечно, надо "наводить мосты" с местными влястями, но это генуэзцы умеют делать отлично, вся знать и служилые люди у них прикормлены до такой степени, что не обращают внимания на мелкие генуэзские шалости вроде полного подчинения себе всего южного берега Крыма (новообразование станет известно как "капитанство Готия") и строительства все новых и новых колоний-крепостей.

Новый импульс Газария получает, укрепляясь в устье Дуная, колония Килия открывает новый торговый маршрут - из Черного моря в земли венгров, западных славян и германских городов, Килия даже может поспорить богастством и размерами с Каффой.

Газария процветает, на её берегах идет чрезвычайно бойкая торговля всем, что только производит тогда человечество: из далекого Китая на её рынки попадает фарфор и шёлк, черноморские берега богаты зерном, скотом и кожей, с севера привозят меха, лён и воск, с юга - вино и ткани, с запада - металлы, стекло и сукно.
Но два товара определяют успешность торговли: это, конечно же, рабы, спрос на которых велик, стоят они дорого, а Газария - именно то место, где они достаются дешево.
А второй товар, на удивление - это рыба, которую в те времена умели отлично сушить и солить, и газарийская рыба, выловленная, преимущественно, в Азовском море, самом рыбном месте из всех известных на планете в те времена, отлично расходится по всем торговым маршрутам, а самым бальшим потребителем рыбы становится Византия.

Осада Каффы монголами в 1346 году ханом Джанибеком. Среди осаждавших начался мор, болень перекинулась и на осажденных (по легенде, монголы забрасывали в крепость расчлененные трупы пораженных болезнью животны) - так начиналась страшнейшая эпидеми чумы, которая выкосит больше половины Европы.

Каффа растет и богатеет, в XIV веке это самый большой город Газарии (больше Трапезунда, столицы одноименной империи и больше многих городов Европы), в нем проживает больше 20 тысяч человек (столько же в то время проживает, например, в Любеке, некоронованной столице Ганзы), но из-за огромного числа приезжих кажется, что людей в городе намного, в несколько раз, больше.
В Каффе устроен университет, его преподаватели приезжают из лучших учебных заведений Европы, среди его студентов - не только знатные генуэзцы, но и множество местных, например, вплоть до его разорения османами его оканчивают все члены фамилии Гиреев, ханов Крыма.
Впрочем, итальянцев в Каффе все-таки немного - около тысячи, преимущественно генуэзцы, но есть и пизанцы, и флорентийцы, и (куда же без них) венецианцы.
Большинство из них приезжает в Газарию на заработки и остается там надолго, а иные, сделав там себе состояние, остаются и навсегда.
Армяне составляют почти две трети жителей Каффы, еще около трети - греки, но здесь живут и татары, и евреи, и черкесы (черкесские девушки в большой цене у генуэзцев, и известно о большом количеств браков между итальянцами и черкешенками), и готы.

Гобелен "Апокалипсис", чума, поразившая всю Европу, принесенная генуэзцами из Крыма

И греков, и готов очень много в Крыму, и в начале XV века они создают на землях в районе нынешнего Бахчисарая свое собственно государство - княжество Феодоро.
Государство - православное (готы получили крещение еще в V веке от византийских священников), союзник его, конечно же, Византия, впрочем, и с крымским ханством отношения у Феодоро отличные, есть мнения, что греки и готы участвуют в походах (набегах) крымских татар в глубь материка, воюя с Польшей, Литвой и Русью, но вот в генуэзцах они видят своего врага, и, с самого момента своего основания (ок. 1420 г.) ведут неприрывные войны против газарийцев.

Описан неудачный поход отправленного из Генуи отряда против феодорийцев, котрый, совершая боевой переход, так страдал от жары, что оставил свое оружие и доспехи в обозе, не ожидая нападения, но, как это всегда случается в подобных остоятельствах, нападение, конечно же, произошло - весь отряд, в несколько тысяч человек, был либо истреблен, либо взят в плен.
Однако война в целом оканчивается победой генуэзцев, они уничтожают единственный порт княжества и лишают Феодоро выхода к морю, и кажется, что Черное море по-прежнему в их руках.

Гравюра, XV век, взятие османами Константинополя

Увы, это иллюзия, потому что с юга надвигается, неспешно и беспощадно, новый враг, Османская империя.
В 1453 году проиходит ужасное: тысячелетняя Византия перестает существовать, Константинополь (кажется, генуэзцы - единственные, кто, пусть и очень малыми силами, защищает этот город), а вместе с ним и контроль за черноморскими проливами переходит к Турции.

Газария сопротивляется туркам отчаянно и безнадежно: собственных сил очень мало, никаких надежд на прибытие подкреплений нет, сама метрополия отказывается от колоний, передав их под управление генуэзскому банку Сен-Джорджо.
Правда, банкиры показывают себя прекрасными управленцами: за те три десятка лет, пока колонии сражаются с самой могущественной армией того времени, баланс операций банка - положительный, все эти годы он получает приличную прибыль, и это при том, что всем служащим Газарии сильно прибавлены оклады и разрешены вольности, вроде ведения торговли, которые официально недопускались раньше.
Логика в этом есть - бывшие черные доходы становятся белыми, затухающая торговая активность несколько оживляется, хотя турецкая экспансия - не единственная беда Газарии, дряхлеющая Золотая Орда уже не в состоянии обеспечивать безопасность караванам из глубин Азии.

Генуя, здание банка Сен Джорджо, одноги из древнейших банков мира. После взятия турками Константинополя именно в его ведение переходит управление Газарией

Но даже с перерезанными торговыми каналами Газария сопростивляется еще долго, демонстрируя удивительную жизнестойкость. Каффа падет в 1475 году, местные жители откроют ворота османам, доаверившись их посулам.
В том же году османы завоевали всё капитанство Готия - крепости, выгляевшие неприступными (их можно наблюдать и сейчас), как правило, сдавались на милость победителя.
Говорят, причиной тому были высокие генуэзские налоги (турки брали фиксированные 10% со всех доходов иноверцев, тогда как остальные властители - до 60%) и - обреченность, жители понимали, что это не набег, власть меняется всерьез и навсегда.
Впрочем, стоит сказать и о том, что драчливых и заносчивых хозяев колоний, итальянцев, которые к тому же еще представляли и "не ту конфессию", местные жители не слишком-то жаловали,

В 1475 году прекращает свое существование и княжество Феодоро, недолго радовавшееся неудачам генуэзцев.
В 1478 году Крымский хан признает турецкого султана своим сюзереном.

Газария, однако, сопротивляется еще долго - последний оплот газарийцев, Аккерман (Белгород) в устье Днестра падет в 1484 году, и Газария прекратит свое существование.

Генуэзцы в Крыму

В Крыму, правда, останется довльно много итальянцев, добавляющих колорита местной этнической пестроте.
Императрица Екатерина Великая выселит их из Крыма в Мариуполь, но только всех отыскать и переселить не получится - еще в начале прошлого века несколько сотен жителей Крыма будут называть себя итальянцами, большинство из них попадет под репресии сталинской машины.

Газария же, удивительное образование, бывшее перекрестком торговых путей всего мира, колоритный союз торговцев, пиратов, авантюристов, простолюдин и аристократов, выполнив свою историческую миссию, исчезла.

Сама метрополия, Генуя, со второй половины XV века уже перестает быть республикой торговцев, становясь республикой банкиров - накопленные трудами предшественников капиталы позволят быть Генуе лидером, как мы сказали бы сейчас, банковского сектора Европы еще почти два столетия.
Ну а торговцы изменили маршруты,да и авантюристы нашли сбе новые точки применения своим разнообразным талантам.
В 1492 году один из генуэзцев снова удивит мир, открыв новые, неведомые европейцам земли.

Мореходные таланты генуэзцев не забудутся: герб этой талассократической республики сегодня - герб итальянских ВМС.