Гибель «Армении». Приказано забыть...

15 ноября, 11:08
Если в поисковике набрать «7 ноября 1941 года», то множество ссылок покажут вам статьи, фото и кинохронику знаменитого военного парада на Красной площади, — речь Сталина на трибуне Мавзолея, войска, уходящие с парада на близкий к Москве фронт - снимки солдатских шеренг, грузовиков, танков и самолетов. Но очень трудно обнаружить заметки о трагедии, случившейся в этот же день далеко от Москвы,

7 ноября 1941 года, на Черном море, вблизи южного берега Крыма произошла катастрофа, почти впятеро превосходившая по количеству жертв знаменитый «Титаник». Немецкий бомбардировщик «Хейнкель-111» одной торпедой потопил советский теплоход, который был настолько перегружен людьми, что число погибших на нем насчитывают от 5 000 до 8 000 тысяч человек. Такова, увы, советская статистика и учет, усугубленные бездарностью командования, и паникой и неразберихой во время бегства из Крыма большого начальства, занятого исключительно спасением собственной шкуры.

«Армению» и ее сестёр: «Грузию», «Украину» и «Аджарию» и в плавучие госпитали превращали рабочие одесского судоремонтного завода. Под бомбами немецкой авиации в спешке ломали перегородки первоклассных кают, чтобы развернуть операционную и 4 перевязочных на 11 столов каждая. Считалось, что на борт придется брать максимум по 400 раненых.

10 августа 41-го «Армению» приготовили к военным нуждам. До своей гибели санитарный транспорт успел вывезти из Одессы и Севастополя 15 тысяч человек. И последний поход начался в Туапсе ранним утром 4 ноября 1941 года.

Еще 12 сентября передовые части 11-й немецкой армии под командой генерал-полковника Манштейна подошли к Перекопу, северной границе Крыма. С того момента бежать с полуострова стало возможным только по морю. Все сухопутные трассы быстро были взяты под контроль немецкими войсками. Около миллиона человек мирного населения оказались в ловушке. Немецким подготовленным войскам противостояли разрозненные войска Красной Армии, которые не давали большого шанса на победу. А в начале ноября 1941 года немецкие войска уже заняли всю Украину и степной Крым и начиналась битва за Севастополь.

Вечером 6 ноября теплоход «Армения» вышел из порта Севастополя, эвакуируя персонал нескольких военных госпиталей и жителей города. В последний рейс «Армению» вёл капитан Владимир Яковлевич Плаушевский.
На теплоходе находились несколько тысяч раненых бойцов и эвакуируемых граждан. На судно был погружен также персонал главного госпиталя Черноморского флота и ряда других военных и гражданских госпиталей (всего 23 госпиталя!), а также руководство и сотрудники пионерлагеря «Артек», члены их семей и часть партийного руководства Крыма. Погрузка эвакуируемых шла в спешке, точное их число неизвестно.

Навстречу гибели теплоход «Армения» отправился в 17 часов вечера. Почти сразу вдогонку пришел приказ штаба флота: сделать еще одну остановку на рейде Балаклавы и принять с берега некий груз. Кто, что — в короткой радиограмме не сообщалось. Застопорив ход у Балаклавы, Плаушевский тут же понял почему. К борту транспорта подошли катера с работниками НКВД. С них перетащили на палубу деревянные ящики. Их содержимое неизвестно, но уплывало драгоценное время, а на кону были жизни людей. Впрочем, что значили человеческие жизни в СССР?

Как бы там ни было, еще несколько драгоценных часов было потеряно. В результате в Ялту транспорт зашел только в 2 часа ночи 7 ноября. Что ждало его у причала? Об этом вспоминает один из тех, кто очень хотел . на палубу «Армении», огода была ненастная, часто шел дождь. В городе начал гореть склад горючего, и громадные черные клубы дыма ветром несло на город».

Не попала на «Армению» и семья Веры Чистовой, которой в ту пору было 9 лет. Она вспоминает: «Папа купил билеты, и мы с бабушкой должны были уйти из Ялты на теплоходе „Армения“. Ночью 6 ноября на молу было полно народа. Вначале грузили раненых, потом пустили гражданских. Билетов никто не проверял, и на трапе началась давка. Смелые лезли на судно по вантам. В суете с борта скидывали чемоданы, вещи. К рассвету погрузку закончили. Но на „Армению“ мы так и не попали. Сотни людей остались на молу. Мы с бабушкой пошли в мастерскую отца на набережной. Там я уснула».
Разве можно было в такой давке сосчитать, сколько народу в кромешной тьме все же еще набилось на теплоход? Скорее всего, никто и не пытался этого сделать. Так что всего на транспорте оказалось, судя по всему, не менее 7000 человек.

Впоследствии в своих дневниках адмирал Октябрьский записал, что командир «Армении» нарушил его приказ дожидаться в Ялте ночи на 8 ноября, чтобы обезопасить судно от удара с воздуха. Но опытный капитан Плаушевский не был самоубийцей. Он и без командующего прекрасно знал, чем грозит ему утренний поход. Однако в Ялте царила паника, власти не было, передовые части гитлеровцев беспрепятственно катили к городу от Алушты, оккупированной еще 4 ноября. Кроме того, выполнять приказ командующего Черноморским флотом означало целый день простоять в порту, противовоздушной обороны которого никогда не было.
Авиации немцев никто бы не помешал разбомбить огромную неподвижную цель прямо у причала.
Словом, Плаушевский решил не дожидаться, пока «Армению» утопят прямо в Ялте. И отдал швартовы в 8 часов утра 7 ноября.

Позже, в июле 1942-года, вице-адмирал Филипп Октябрьский сам поспешно бежит из Крыма на американском самолете «Дуглас» под возмущенные крики и стрельбу в воздух брошенных на произвол судьбы бойцов.Свидетель эвакуации Ф.Октябрьского лейтенант В.Воронов писал в воспоминаниях, что командующий флотом прибыл к самолету, переодевшись в какие-то гражданские обноски, «в потертом пиджаке и неказистой кепке».

Но вернёмся к "Армении". В 11 часов 25 минут на траверзе Гурзуфа судно было атаковано одиночным немецким торпедоносцем «Хейнкель He-111», принадлежавшим 1-й эскадрилье авиагруппы I/KG28.
Самолет зашел со стороны берега и с дистанции 600 м сбросил две торпеды. Одна из них попала в носовую часть теплохода. Через 4 минуты «Армения» затонула, в точке с координатами 44°15′ с. ш. 34°17′ в. д. (координаты приблизительные).

Это случилось в 24-ю годовщину Октябрьской революции. На Красной площади только что завершился исторический военный парад. Только отзвучали слова Сталина:"Немецкие захватчики напрягают последние силы. Нет сомнения, что Германия не может выдержать долго такого напряжения. Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть, годик — и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений".

Транспорт имел отличительные знаки санитарного судна, однако, по мнению некоторых военных историков, «Армения» нарушила этот статус, так как была вооружена четырьмя зенитными пушками 21-К. Кроме раненых и беженцев, на её борту находились военнослужащие и сотрудники НКВД. Корабль сопровождали два вооружённых катера и два истребителя И-153. В связи с этим «Армения» являлась «законной» с точки зрения международного права военной целью.

Эту, крупнейшую по количеству жертв морскую катастрофу, многократно превосходящую гибель «Титаника» в СССР, было приказано забыть. Даже в изданной в 1983 году Министерством обороны на основе архивов Главного штаба ВМФ СССР «Боевой летописи советского Военно-морского флота в 1941—1942 гг.» о самой крупной морской трагедии той войны — ни слова. Более того, после войны об этой катастрофе нельзя было ни вспоминать, ни говорить. Страх был настолько силен, что даже в семьях погибших медиков, давших подписку о неразглашении, было принято хранить молчание. Дежурный ответ был таков "Это было давно, это вас не касается".

А вот что установили современные историки. Дело № 19, касающееся этой трагедии, было изъято из Центрального Военно-Морского Архива и… уничтожено еще в 1949 году.
Позднее через немецких ветеранов пытались найти и экипаж торпедоносца, атаковавшего «Армению», дабы уточнить детали и координаты гибели теплохода, так как немецкие архивы славятся большой сохранностью документов.Ответ был быстрым и кратким: «Архив люфтваффе... вывезен в СССР».

Об этом нынешний кремлёвский вождь, угрожающий "не дать переписать историю Второй мировой войны" ничего рассказать не хочет?