Как изменился Запад за последние 500 лет

28 июля, 09:00
Меня часто поражает, до какой степени в старой Европе была распространена идея территориального и профессионального самоуправления.

1) Западное общество стало куда более беспощадным. Вспоминается эпизод из «Опытов», когда слуга Монтеня по дурости пустил коня вскачь и сбил хозяина с лошади. Тот провалялся в бреду несколько дней, а когда пришёл в себя, у него отшибло память о происшествии. Когда домашние поняли, что он ничего не помнит, ему солгали, что он сам упал с лошади (чтобы он не наказал слугу). Лишь гораздо позже Монтень дознался до истины. 

Это очень показательный эпизод. Старое западное общество - это общество откровенно укрывательское. Скажем, полтысячелетия назад органы правопорядка сталкивались с тотальным саботажем со стороны общества, которое не любило выметать сор из избы. Уйти от наказания за что угодно в 1500 году было во много раз легче, чем сегодня. 

Поразительный контраст с современным Западом с его моральной паникой и идущими снизу требованиями жесточайших кар за мелкие нарушения. Вообще одна из самых поразительных черт старого Запада - это то, насколько распространена в нем была идея прощения - причем за вполне серьезные проступки. В то время как современный человек готов простить только тогда, когда прощать нечего.

2) Западное общество было неизмеримо менее дисциплинированным. Например, люди гораздо меньше работали. Рабочая неделя часов в 20 - нормальное состояние даже для XVII в., не говоря уже о XVI. Потогонное фабричное производство, созданное в ходе промышленной революции показалось бы людям того времени адом, да оно и воспринималось как ад - отсюда луддизм, социалистический утопизм, да и марксизм, во многом.

3) Западное общество, как ни странно было бы это слышать, было куда более республиканским. Речь идет не о демократизме (его не было), а о более прямом и активном участии людей в управлении. Большая часть городского населения и значительная часть сельского жила в самоуправляемый коммунах, где органов центральной власти практически не было. Централизованные государства тогда ещё только наклевывались и в реальности городские и даже зачастую сельские общины были предоставлены сами себе.

Меня часто поражает, до какой степени в старой Европе была распространена идея территориального и профессионального самоуправления. Вот, например, как Хейзинга описывает процесс назначения главного повара при бургундском дворе:

“Как решается вопрос о назначении повара? Кто должен замещать его на время отсутствия: мастер по приготовлению жаркого (hateur) или мастер по приготовлению супов (potagier)? На это, говорит наш рассудительный автор, отвечу я так: когда нужно подыскать человека на место придворного повара, домоправители (maîtres d'hôtel) должны созвать одного за другим всех кухонных подмастерьев (escuiers de cuisine) и всех прочих из тех, кто служит на кухне; каждый из них, под присягой, торжественно подает свой голос, и таким образом, повар считается избранным. Что же касается ответа на второй вопрос - ни тот ни другой; лицо, замещающее повара, также должно определяться путем проведения выборов”