Как в СССР «обнуляли» сбережения граждан под видом «деноминации»?

19 июля, 10:00
Как только у населения накапливается слишком много рублей, так начальству хочется уменьшить количество денежных знаков, которые люди могут потратить на себя.

В этом смысле самой безжалостной к людям была сталинская денежная реформа 1947 года. Две трети военных расходов СССР напрямую оплатил советский народ, за счет экстремально повышенных налогов и выдачи части зарплат облигациями государственного займа. Но после войны товарищ Сталин рассудил, что денег у людей все равно скопилось слишком много. Поэтому их решено было отобрать – в прямом смысле слова.

Изначально целью реформы было резкое – на 35% - сокращение покупательной способности зарплат советских трудящихся за счет резкого повышения цен. Согласно расчетам министра финансов Арсения Зверева уровень розничных цен в 1948 году должен был быть повышен по отношению к довоенному в 2,3 раза, в то время как уровень зарплат должен быть вырасти в среднем в 1,7 раза. Однако, кроме этого хитрого хода реформа предусматривала и прямое изъятие денег у населения. 

Считалось, что на 1 января 1946г. в обращении находилось около 73,9 млрд. рублей против 18.4 млрд на 21 июня 1941 года. Согласно первоначальному расчету Министерства финансов, население теоретически могло предъявить к обмену 60 миллиардов рублей, и в этом случае должно было получить «на руки» не более 12 миллиардов рублей «нового образца». Таким образом, обмен по курсу 1:5 вернул бы денежную массу к довоенному уровню, и потери граждан ограничились бы только сокращением реальных зарплат.

Однако товарищ Сталин решил пойти дальше, и лишить людей 90% сбережений. Курс обмена был установлен 1:10, что фактически означало аннулирование денежной массы. 

Вся наличность, находившаяся у населения, обменивалась, за исключением разменной монеты, на новые деньги 1947 г. по соотношению десять старых рублей за один новый. Вклады в Сберкассах в сумме до 3 тыс. руб. не конфисковались, но вот по суммам от 3 до 10 тыс. людям оставлялась 2/3, свыше 10 тыс. – половина. 

В результате из 43,6 млрд. «старых» рублей, оказавшихся «в народном обращении», на руках у граждан оказалось всего 4 миллиарда «новых». Что же касается вкладов в сберкассах, то их остатки уменьшились с 18,6 до 15,0 млрд. руб., т.е. почти на 20%.

Однако, это было еще не все. Мы помним, что труженики тыла во время войны получали облигациями до половины зарплаты. Облигаций таких «военных займов» находилось в обращении еще на 76 млрд рублей. А на руках у людей были еще облигации займов второй и третьей пятилеток, а также облигации «выигрышного» 3-% займа 1938 года. По этим долгам советское правительство платить фактически отказалось – облигации займа 1938 года конвертировали в аналогичный заём 1947 года по курсу 1:5, а облигации «займов пятилеток» и военные облигации были конвертированы по курсу 1:3 в новый 2%ный заем 1948 года.

Кроме того, денежная реформа стартовала 16 декабря 1947 года и должна была занять неделю. Как отмечал российский экономист Сергей Журавлев это было сделано для того, чтобы государство успело полностью рассчитаться по зарплате за ноябрь, тем самым реально уменьшив её в 10-раз.

В результате реформы 1947 года реальные доходы и сбережения людей оказались такими скромными, что советская торговля столкнулась с невозможностью полной реализации даже того незначительного объема потребительских товаров, который производила советская промышленность (в этом, кстати, и причина знаменитых шести ежегодных снижений цен, которые до сих пор преподносятся как великое сталинское достижение).

В 1950 году средняя заработная плата по стране составляла 646 рублей. На нее можно было купить двадцать бутылок водки…

Только после смерти Сталина его преемники задумались о повышении реальных доходов граждан, что позволило как-то сбалансировать товарно-денежное обращение.

Однако не прошло и 15 лет, как власти снова решили отобрать у людей часть заработанного. Правда, в отличие от сталинской реформы, готовившейся в обстановке секретности, хрущевская деноминация широко рекламировалась. Согласно официальной версии, реформа проводилась «…в целях облегчения денежного обращения и придания большей полноценности деньгам». 

Впрочем, слово «реформа» официально не употреблялось, речь шла исключительно «Об изменении масштаба цен и замене ныне обращающихся денег новыми деньгами». И наличные деньги, и вклады в сберкассах обменивались из расчета 10 «старых» рублей за один «новый», а цены в государственной торговле были также понижены в 10 раз. 

Однако за пределами государственных магазинов цены почему-то снизились не в десять раз, как того требовало правительственное постановление, а всего в три-четыре раза. Да и в государственной торговле все было не так просто. Люди словно почувствовали, что с новыми рублями что-то не так. Даже появился анекдот «Чем отличаются «старые» десять рублей от «новых» десяти рублей? На «старые» десять рублей можно было жить один день, а на «новые» десять рублей – два дня!»

А ведь верно почувствовали люди! Одной из реальных (но не заявленных публично) целей реформы была девальвация рубля по отношению к доллару – в два с половиной раза. Дореформенный курс обмена составлял 4 рубля за доллар. Понятно, что никаких долларов советский человек приобрести не мог, за частную торговлю валютой по хрущевским законам могли расстрелять (и расстреливали). Но этот курс служил ориентиром для установления государственных «рублевых» цен на продукты и товары, приобретенные или продаваемые за валюту. Формально курс доллара после реформы должен был быть снизиться до 40 копеек за $1. Однако курс был объявлен на уровне 90 копеек за $1. 

С одной стороны, эту операцию провернули для того, чтобы сделать прибыльным экспорт нефти, с точки зрения советского Госплана. До реформы каждый экспортный баррель приносил советской нефтяной отрасли 11,52 «старых рублей», а вот после реформы вместо того чтобы стоить 1, 15 рублей «новыми», баррель стоил уже 2,60 руб. 

С другой стороны, это было сделано, чтобы понизить покупательную способность рубля по отношению не только к импортным товарам, фактически ставшим недоступными для большинства потребителей, но и к товарам «отечественного производства».

Ниже - сравнительная таблица из «Справки о розничных ценах на товары народного потребления», направленной в ЦК КПСС в 1965 году, за подписью заместителя председателя Государственного комитета цен Кузнецова.

Здесь показано во сколько раз (!) «товары народного потребления» в СССР стоят дороже, чем в «капиталистических странах».

Примечания в таблице:

  1. цены в США
  2. цены в Англии
  3. цены в ФРГ

В общем, очевидно, какие обстоятельства подталкивали советское руководство убирать нули с денежных знаков. 

Первое обстоятельство – это избыток наличных денег на руках у людей, который очень раздражал начальников. 

Второе – желание максимизировать валютную выручку, одновременно сокращая спрос на валюту со стороны населения.

В принципе, сочетание этих двух обстоятельств присутствует и сейчас. И запросто может подтолкнуть власти к радикальным решениям в сфере денежного обращения. 

Не дожидаясь, пока окончательно удастся закрутить налоговый пресс, и заместить свои нефтяные доллары вашими трудовыми рублями, начальство вполне может устроить сокращение денег, доходов и потребления под благовидным предлогом борьбы с «серыми зарплатами», или чем-нибудь в этом роде. 

И сам факт появления в публичном пространстве идеи «деноминации» свидетельствует о том, что такие планы существуют и обсуждаются.

Согласны?