Книжное дело

О культурных последствиях изобретения книгопечатания написано очень много, подробно и, конечно же, по делу. Гораздо меньше пишут об экономических последствиях этого явления, о появлении новых профессий и новых отраслей - полиграфии, издательского дела, продаж книг. Попробуем немножко восполнить этот пробел...

Любой голландец расскажет вам, как престарелый кладбищенский сторож, некий Лоуренс Янсзоон Костер из Хаарлема, играл с внуками, обучая их грамоте в помощью табличек из глины с литерами - и вот именно так ему и пришла в голову мысль сделать настоящие подвижные литеры и он-то и напечатал первые в мире книги.

Некоторые из приписываемых ему книг, заметим, сохранились - хотя нет никаких свидетельств о том, что их напечатал именно Костер.

Называются и еще несколько имен, претендующих на титул "отца книгопечатания", среди которых немало славных и достойных людей, а знатоки непременно укажут на древность появления оттиска, поспорив о том, кто придумал его раньше - финикийцы или критяне, вспомнят корейский "печатный амулет" и китайца Бу Шэна, но все-таки - нет никаких сомнений в том, что всеохватное и победное шествие печатного слова началось с немецкого гравера Иоганна Генсфляйша цур Ладен цум Гутенберга.

Средневековая типография

Его биография - та "подводная", неизвестная ее часть, о которой неведомо ничего - вплоть до конца 30-х г.г. - родило массу легенд и, возможно, ждет ее своего антинаучного фантаста, из числа тех, которые превращают Линкольна в борца с вампирами или делают братьев Гримм или Гоголя персонажами мистической фантасмагории - так или иначе, одно только то, что нет никаких сведений о крещении Гутентерга, давало пищу позднейшим "мыслителям" то ли о его связях с дьяволом, то ли даже о том, что Гутенберг был напрямую "ниспослан" человечеству сатаной.

Действительность же была проще - известно, что Гутенберг, родителями которого были патриций из Майнца и дочь торговца сукном (очевидный мезальянс по тем временам) жил "на два дома": во время волнений в Майнце, где шла непрекращающаяся борьба между знатью и цехами, семья Иоганна "откочевывала" в Страсбург, когда победу одерживали последние.

Устойчивые, но не подтвержденные легенды, рассказывают, что юные годы он провел в школе при одном из монастырей, говорят и о том, что он получил университетское образование, а позже обучался ювелирному делу.

Памятник Гутенбергу в Страсбурге, на площади, носящей его имя

В Страсбурге Гутенберг увлекся гравированием и вскоре основывает там, вместе со своим учеником Андреасом Дритценом, товарищество по изготовлению зеркал и коммерческого осуществления некоего секретного "предприятия с искусством".

Судя по всему, в 1439 году существуют уже заметные успехи в печати - во всяком случае, семья умершего к тому времени Дритцена считает, что - есть что делить, и затевает против Гутенберга судебный процесс (записи которого и дают прекрасное представление о том, как Гутенберг шел к своему изобретению, хотя, их соображений секретности, там повсеместно встречаются "сделать это", "этот процесс", "этот механизм", "эта работа", но в то же время из материалов ясно, что в это время уже существует печатный пресс и литеры).

Гутенберг выигрывает суд.

Следующий год, 1440-ой, мировая история числит как начало книгопечатания, хотя нет прямых документов, повествующих об этом - есть нотариальные документы, где упомянут 1440 год как год создания печатного станка.

Нотариус заверяет сделки, по которым некий Прокопий Вальдфогель передает неким лицам секреты печатного дела.

Опять-таки - есть легенда, что Вальдфогель и есть Гутенберг, но и этому предположению нет подтверждений.

Фуст, Гутенберг и Шеффер

В середине 40-х г.г. Гутенберг переселяется в Майнц, где находит себе щедрого инвестора - некий Иоганн Фуст брался оплатить 800 гульденов разово плюс оплачивать 800 гульденов в год как оборотные расходы - за это инвестору переходила половина предприятия.

Дело снова закончилось судом - Гутенберг не смог выплатить долг, Фуст не выполнял своих обязательств - так или иначе, но суд посчитал Фуста потерпевшим и имущество Гутенберга перешло к нему.

Надо сказать, что Фуст на паях с учеником Гутенберга Шеффером, своим будущим зятем, развили бурную и коммерчески довольно успешную деятельность. Фуст даже рискнул выставлять именно себя автором изобретения, и авторство Гутенберга, которого до того молва, с подачи Фуста, считала мелким его подмастерьем, было подтверждено (а имя его обессмертено) только в 1878 году.

Первая печатная книга, Библия Гутенберга

Именно ко времени конфликта с Фустом и относятся сделки Вальдфогеля по продаже технологий книжной печати.

Так или иначе, но секреты технологии, не смотря на строжайшие меры безопасности, сохранить не удалось, и печать книг начинает свое победное шествие по странам тогдашней Европы, чему отчасти способствует и другая беда: в 1462 году Майнц был захвачен солдатами герцога Нассаусского, а типография Фуста-Шеффера сожжена - ее работники, которых называют "дети Гутенберга", разбегаются по всей Европе.

Кельн, Базель, Аугсбург, Ульм, Нюрнберг, затем - Франкфурт, Эрфурт, Любек, Лейпциг, Вена - к концу XV века в Германии действует уже более 50 типографий и работает более 200 мастеров.

Отсутствие "цеховых удавок" на этот новый вид деятельности позволяет распространяться технологии с беспримерными для того века темпами.

Изготовление бумаги, иранская миниатюра

Эпидемия книгопечатания охватывает не только немецкоговорящие страны - Голландия, Венгрия, Чехия, Франция, Англия, Польша, скандинавские страны и особенно - Италия, становятся новыми центрами книгопечатания.

Если Италия - впереди всей Европы, то Венеция - впереди всей Италии: до 1500 года в Венеции выпущено 2835 книг, тогда как следующий в списке европейский город, тоже итальянский - Милан - издал к этому времени 625 наименований.

Церковь благоволит этим трудам - львиную долю выпускаемого занимает богословская литература, в первую очередь издается Библия, но вскоре Европа наполняется и книгами светского или научного содержания.

Распространение знаний и идеологий дает новый толчок книгопечатанию, в период Реформации, и слово Лютера, Кальвина и Мюнцера - это уже, в первую очередь - печатное слово.

В первой четверти XVI века белорус Скорина издает первые книги на кириллице.

Еще одна версия средневековой типографии. Изображение печатного процесса стало довольно популярным

Книг мгновенно становится больше. Впрочем, одно только слово "больше" мало что может объяснить.

Крупнейшие рукописные библиотеки того времени не поразят наших современников количеством манускриптов: библиотека Ватикана в конце XV века насчитывала 3650 томов, библиотека французских королей - около тысячи книг.

Самый яростный и заядлый библиофил Европы, король Венгрии Матиаш Корвин, собрал не менее 5 тысяч томов (молва повествовала, однако, о 50 тысячах).

Несколько скромнее обстояло дело в университетских библиотеках - Оксфорд к концу XV века обладал собранием из 600 томов, а старейший в Европе университет в Болонье и вовсе располагал 380 книгами.

Стоимость книг была фантастической - дорогое издание Библии могло стоить поместья, известно, что руководство по церковным службам во Франции начала XIV века шло по цене виноградника.

Приобретение книг было, скорее, коллекционированием диковинок, чем стремлением к собиранию знаний.

Библиотека монастыря Святого Галла

Бумага сильно удешевила производство книг, которые, вплоть до повсеместного распространения печати, изготавливали в монастырях, а так же - в книгописных мануфактурах, появились даже издания для "бедных", предпочитавших всякому чтению чтение смешное, вроде "Корабля дураков" или "Романа о лисе", но и за такую, чрезвычайно простую и небольшую книжицу, следовало отдать, как правило, несколько повозок провизии.

Печатная книга обрела популярность, однако, не мгновенно - известна история книготорговца из Майнца, появившегося в 1466 году в Париже с напечатанным тиражом Библии, за которую торговец просил 800 франков - примерно столько, сколько стоил корабль - но торговля не пошла. Он снизил цену на треть, потом - еще на треть, но продать тираж не смог. Не известно, до какой степени он упал бы в цене еще, если бы местные продавцы рукописей не добились бы запрета на его деятельность.

Издательский дом Эльзевиров из голландского Лейдена (ок. 1580 - 1712) было крупнейшим научным издательством своего времени. Они изобрели новый книжный формат, с максимально срезанными полями, и в Европе того времени даже стал обязателен в одежде "книжный карман" - под формат книг Эльзевиров. Издавали очень много и очень дешево

Тем не менее печатная книга распространялась быстро. Есть предположение, что к моменту изобретения Гутенбергом печатного станка в Европе в общей сложности насчитывалось не более 60 тысяч рукописных книг, а только в период 1440-1500 годов их было напечатано около 9 миллионов.

Зато историки сходятся в том, что за первую четверть XVI века было напечатано еще 17 миллионов книг (по разным оценкам, в те годы в Европе проживало около 90 млн. человек).

Начав с издания литературы исключительно теологического направления, распространившиеся повсюду издательства (деятельность издателя и полиграфиста начнут разделяться в середине XVI века) переходят к выпуску светской, исторической, научной и учебной литературы.

Конечно, не обходится и без публикаций "для привлечения внимания", так называемой "массовой литературы" (слова "хайп" или "фейк" еще обрели современных понятий), издатели которых постепенно стали получать все большие прибыли.

Появляются книжные ярмарки - Франкфуртская, например, хвастается тем, что впервые прошла аж в 1473 году (регулярно проводится с 1574-го), но Лейпцигская оспаривает ее право быть старейшим книжным фестивалем Старого Света.

Считается, что в течении XVI века было издано более 23 тысяч книг общим тиражом более 100 млн. экземпляров.

Книжный магазин в Лондоне

Вряд ли современники той эпохи понимали, что они живут во времена информационного бума - просто книга занимала в их жизни свое естественное, привычное нам сегодня, место, становясь все более обыкновенным предметом, особенно по мере своего удешевления (за счет совершенствования способов печати и изготовления бумаги).

Наверное, для них происходящее вокруг было медленным и незаметным процессом, как для нас сегодня незаметен куда как более сжатый по времени другой виток информационного бума, связанный с развитием интернета.