Король стаи. Карл, первый своего имени из рода Стюартов, против Системы

25 января, 10:06
Карлу, ставшему недавно герцогом Йоркским, было без 3 недель 5 лет, когда Гай Фокс, участник Порохового заговора против его отца Якова I, под пытками выдал имена других заговорщиков. Тогда же будущий король Англии, Шотландии и Ирландии узнал, что его могут убить – это было не убеждение, но животное чувство и закономерный вывод, что рассчитывать можно только на себя… и людей, которых знаешь лично и хорошо… Например, на фаворита и хранителя «маленькой тайны» короля Якова Джона Вильерса, герцога Бекингема.

Яков I старался закрепить положение своего королевского дома среди католических элит Европы, его старший сын сватался к Екатерине Медичи. Младшего же Карла планировалось женить на испанской инфанте Анне Австрийской, к которой он, несмотря на проблемы со здоровьем, лично съездил в Мадрид вместе с герцогом Бекингемом. В обоих случаях условие для брака было одно – возвращение Альбиона в лоно Святого Престола, но незнакомые Карлу люди из английского парламента были радикально против.

Правление Карла I началось с войны против католической Испании (десант в Нидерландах) и конфликта с собственным протестантским парламентом, с которого Карл требовал всестороннюю поддержку войны, а точнее денег, денег и ещё раз денег. К тому времени Карл обзавёлся командой приближённых, лояльных, деятельных, но крайне расслабленных, поскольку молодой король решал за них все возникающие в процессе их жизни и деятельности проблемы. Значительную часть команды составляли представителя церкви, которые всегда могли поддержать короля в его понимании жестокости мира и желании единолично решать… да-да, их проблемы. Карл в целом не считал нужным быть честным с кем-то кроме своих друзей, на дальновидность же не оставалось времени – почти всё забирала команда, ставшая способом контакта с внешним страшным миром.

Примерно в одно время случились протестантское восстание в Шотландии и католическое – в Ирландии. Не имея средств к подавлению восстаний, король был вынужден собрать парламент, ранее неоднократно распущенный. Парламент в свою очередь отменил многие решения Карла, казнил его фаворита графа Страффорда, и замахнулся на право назначать министров. Что стало точкой невозврата? Казнь графа Страффорда, разумеется.

Сначала война шла успешно для Карла, но ресурсы были небесконечны, а круг друзей ограничен. Король больше не мог решать их проблемы, а потому, следуя принципу «Он наш король, (пока) он нас кормит», друзья начали пропадать. В тоже время Парламент, несмотря на множественные религиозные и административные противоречия, был способен порождать всё новых и новых лидеров. Друзей короля до гражданской войны знали все, но кто знал обычного депутата от кембриджских пуритан Оливера Кромвеля? Дальше было дело времени, техники и военно-пропагандистской науки.

Какова мораль? Нестройное и раздираемое на части Государство английского Парламента победило королевскую стаю приближённых. Более совершенная управленческая система, даже в далёком от эффективности виде, пусть и с нескольких попыток, раздавила менее совершенную. Несмотря на внутренние противоречия, парламентские кланы продолжали делать (примерно) одно дело и следовать (примерно) одной цели. Тот же Кромвель в данной системе был лишь арбитром, у него было значительно больше свободного времени для стратегии и политики, чем у Карла, постоянно занятого своими приближёнными.