Кровавый путь первой конной

10 июня, 16:53
С.М.Буденный был выходцем из безземельных крестьян, в царской армии выслужился до старшего унтер-офицера, полный Георгиевский кавалер.

После революции военную карьеру он начал в качестве предводителя одного из многочисленных краснопартизанских отрядов. С июля 1918 года Будённый становится помощником командира кавалерийского полка Б.М.Думенко. Потом полк был преобразован в кавбригаду, затем в кавдивизию, которую в марте 1919 года и возглавил Будённый. В июне 1919 года был сформирован Конный корпус под его же командованием.

В ноябре 1919 года на базе корпуса создаётся Первая Конная армия. Из сообщения военкома 42-й дивизии 13-й армии В.Н.Черного в декабре 1919 года: "Нет ни одного населённого пункта, в котором побывали будёновцы, где не раздавался бы сплошной стон жителей. Массовые грабежи, разбой и насилие будёновцев шли на смену хозяйничанию белых. Кавалеристы частей конкорпуса отбирали у населения (без разбора у кулаков и бедняков) одежду, валенки, фураж (иногда не оставляли и фунта овса), продовольствие, не уплачивая ни копейки. Взламывая сундуки, отнимали женское бельё, деньги, часы, столовую посуду и проч. Поступали заявления об изнасиловании и истязании". В январе 1920 года Первая Конная армия занимает Ростов. Р.Б.Гуль писал: "Город задохнулся в убийствах и насилиях дорвавшихся до солдатской радости мародёрства будёновцев. Тут бы самого Маркса повесила на фонарном столбе кверх ногами эта мужицкая, пугачевская конница". "В первые дни,- вспоминал один из свидетелей грабежей С.Н.Ставровский,- громили главным образом винные магазины, которых в Ростове было множество. Можно было то и дело встретить будёновского казака или красноармейца с кучей бутылок за пазухой и в обоих карманах. Вино растаскивалось целыми вёдрами. Пьянство и буйство были невообразимые. Несколько человек, даже из числа командиров полков и политкомов, было расстреляно. Но грабежи и пьянство не утихли до тех пор, пока не осталось ничего, что можно было грабить, и пока не распили последнюю бутылку вина". Командующий войсками Кавказского фронта В.И.Шорин и член Реввоенсовета фронта В.А.Трифонов подчеркивали, что командование Конной армии не только не боролось с грабежами, но и само стремилось "в наикратчайший срок захватить в свои руки магазины, заводы, склады, набрасывалось на всё без разбора и начало вывоз предметов подчас совершенно ненужных и малоценных".

Полномочный представитель ВЧК на Северном Кавказе Я.Х.Петерс обвинял Будённого в мании величия и в том, что тот содержит при штабе армии женщин "вплоть до уличных". За Конной армией следовал целый хвост из вагонов с награбленным имуществом. Таких вагонов было, по данным помощника начальника военных сообщений фронта по политчасти И.Н.Миронова, около 120. А вот мнение командарма Г.Я.Сокольникова: "...партизанско-махновские формирования Конармии представят в будущем ещё больший военный и политический минус, чем в настоящем, и явятся если не прямым орудием политической авантюры, то во всяком случае рассадником бандитизма и разложения". А вот отрывок из письма самого Ворошилова от 4 марта 1920 года: "В силу ряда причин у нас по-прежнему процветают бандитизм, горлохватство и даже разбой. Нужны работники и ещё многое, чтобы избавиться от этих кошмарных явлений. Та обстановка, в которой находилась последнее время армия, конечно, была неподходящей для духовного возрождения".

Запись в дневнике Бабеля от 18 августа 1920 года: "Ездим с военкомом по линии, умоляем не рубить пленных, Апанасенко умывает руки. Шеко обмолвился- рубить, это сыграло ужасную роль. Я не смотрел на лица, прикалывали, пристреливали, трупы покрыты телами, одного раздевают, другого пристреливают, стоны, крики, хрипы... Ад. Как мы несём свободу, ужасно. Ищут в ферме, вытаскивают, Апанасенко- не трать патронов, зарежь. Апанасенко говорит всегда- сестру зарезать, поляков зарезать... Сведения об обороне Львова- профессора, женщины, подростки. Апанасенко будет их резать- он ненавидит интеллигенцию, это глубоко, он хочет аристократического по-своему, мужицкого, казацкого государства".

Донесение начальника 8-й кавдивизии Червонного казачества В.М.Примакова от 2 октября 1920 года: "Доношу, что вчера и сегодня через расположение вверенной мне дивизии проходила 6-я дивизия 1-й Конной армии, которая по пути производит массовые грабежи, убийства и погромы. Вчера убито свыше 30 человек в м. Сальница, убит председатель ревкома и его семейство; в м. Любар свыше 50 человек убито. Командный и комиссарский состав не принимают никаких мер. Сейчас в м. Уланов продолжается погром... Ввиду того, что в погроме принимает участие и командный состав, борьба с погромщиками очевидно выльется в форму вооружённого столкновения между казаками и будёновцами. Вчера говорил с начдивом-6 (Апанасенко). Начдив сообщил мне, что военком дивизии и несколько лиц комсостава несколько дней тому назад убиты своими солдатами за расстрел бандитов. Солдатские массы не слушают своих командиров и, по словам начдива, ему больше не подчиняются. 6-я дивизия идёт в тыл с лозунгами "бей жидов, коммунистов, комиссаров и спасай Россию", у солдат на устах имя Махно как вождя, давшего этот лозунг". Будённый появился в дивизии лишь неделю спустя. В Конармии работала Чрезвычайная следственная комиссия. 387 человек арестовано, 141 человек, включая 19 представителей комсостава были приговорены к расстрелу. Но ситуацию в армии эти меры не изменили. Мнение сотрудника политинспекции Юго-Западного фронта П.Я.Витолина, относящееся к декабрю 1920 года: "Настроение частей, как выразился один из ответственных партработников, боевое: бей жидов и коммунистов и спасай Россию. И, действительно, переплетаются эти два элемента. Армия боевая, но антикоммунистическая... Барахольство процветает. В ячейках появился даже целый ряд ответственных товарищей со следующими за ними тачанками с лисьими шубами и другим барахлом. Сметанники- обычное явление. Население, где проходили части 1 Конной, было в буквальном смысле терроризировано".