Люди, волки и историческая демография

23 января, 12:56
Ретроспективный анализ динамики человеческой популяции является одной из наиболее "затемненных" областей истории. Официальным историкам приходится рассказывать сказки о чудовищных "вымираниях" и долгих столетиях, в течение которых поголовье бипедальных полуразумных существ, ведущих сельское хозяйство, в тех или иных регионах оставалось неизменным.

Историческая демография — штука страшная. Чтобы у сапиенсов отложились получше фантазии о "долгих веках" за пределами собственно истории (то есть, последних 300-500 лет), там гуляют дикие эпидемии, моры и пандемии, беспощадно выкашивающие на страницах учебников популяции полуразумных обезьян. Однако, при этом мы четко знаем, что после 1500 года в Европе не было ни одной пандемии, которая привела бы к устойчивой и серьезной депопуляции населения того или иного региона.

Ничего удивительного тут нет, поскольку любое аграрное традиционное общество характеризуется расширенным воспроизводством (то есть, усредненным числом деторождений на одну женщину выше 3-4). Рост населения в таком обществе идет вплоть до достижения порога так называемого "аграрного перенаселения", когда количество сапиенсов на одну единицу площади обрабатываемой сельскохозяйственной земли (при том или ином уровне аграрных технологий) преодолевает уровень их прокорма с этой земли. Никаких иных препятствий для роста численности аграрного населения в традиционных обществах мы не имеем (долгосрочных, имею в виду).

Мы имеем достаточно надеждные данные демографических переписей в Европе с конца XVIII века и относительно надежные (не без погрешностей) данные налоговых переписей по большинству стран Европы после 1600 года (отрывочные данные доступы с XV века по ряду регионов).

Также мы знаем, что эпидемии чумы, холеры и прочих гадостей были нормой в Европе вплоть до XX века. И даже в условиях скученности и антисанитарии все равно "результаты" этих эпидемий были относительно скромными. Например, знаменитая вспышка бубонной чумы в Лондоне в 1665-1666 годах унесла жизни 15-20% населения английский столицы. Подсчеты, понятное дело, приблизительные, но для заваленного нечистотами города, где практически не было канализации и водопровода - ничего удивительного. Тем не менее, популяция сапиенсов после эпидемии в Англии достаточно быстро восстановилась и продолжила преспокойно расти.

Если же взять первые достоверные демографические переписи населения в той же Англии (а это 1801 год) и примерные цифры ежегодного прироста населения (можно посмотреть на результатах переписей 1801 и 1841 годов), а затем сделать ретроспективный анализ, то мы можем с той или иной погрешностью получить примерное население Англии и Уэльса на 1600, 1500 и так далее годы.

Естественно, для аграрного общества с "расширенным" воспроизводством. Поэтому в полученные данные от первой половины XIX века, когда Англия уже стала индустриальным государством и началась урбанизация, надо внести поправки. Так, население Англии и Уэльса в 1801 году составляло чуть менее 9 миллионов человек (по данным первой демографической переписи), а в 1841 году - 14,6 миллиона человек. За 40 лет оно выросло на 39,4%. Грубо говоря, примерно на 1% в год относительно уровня 1801 года. Но, напомню, это уже не чисто аграрное общество. Для аграрного общества (плюс болезни, моры, голод) стоит сделать поправку и уменьшить этот коэффициент, как минимум, вдвое - до 0,5% ежегодного прироста (повышение уровня сельхозтехнологий также учитываем).

Тогда на 1700 год в Англии и Уэльсе должно жить где-то в районе 4,5-5 миллионов человек. В 1600 году у нас будет около 2,5-2,7 миллионов обитателей этих территорий (общество-то в основном аграрное). На 1500 год - около 1,5 миллионов, на 1400 год — что-то около 700-800 тысяч человек, а на 1300 год — от 300 до 450 тысяч человек (с поправками, разумеется)... Ой, вся история Средних Веков в Англии куда-то пропадает. Не порядок. :)

Поэтому рисуем на 1348 год население Англии и Уэльса в 5 миллионов и говорим, что более половины из них померли от эпидемии чумы. :) Это я не выдумываю, читайте плиз старый добрый хауптверк Бориса Урланиса.

Если же принять во внимание версию поступательного роста численности населения в аграрных обществах, для которых эпидемии, войны, пандемии, голод играют роль лишь временных "понижающих" факторов (потери быстро компенсируются), то мы упремся в страшное. 1000 лет назад в нашем формикарии жило от силы...

Проще говоря, в историческое время в Европе (после 1500 года), несмотря ни на какие эпидемии, войны и т.п. факторы, не было отмечено устойчивой депопуляции населения того или иного региона на протяжении хотя бы более 30-40 лет. Например, все исторические демографы считают, что Тридцатилетняя война (1618-1648 годы) унесла жизни от 3 до 9 миллионов человек в центральной Европе (современные Германия, Чехия, часть Польши, Австрия, часть Венгрии и Словакии, часть Швейцарии и Нидерландов), что составило от 25 до 45% от общей численности населения этих земель.

Казалось бы, чудовищная депопуляция, крах и ужас. Но уже через одно поколение все потери были практически восполнены и... прирост населения в Германии продолжился! Тоже самое можно отнести на счет Швеции первой половины XVIII века, пострадавшей от эпидемий чумы, голода, ряда неурожайных лет и больших военных потерь. Тем не менее, имеющиеся данные дают нам примерно 0,3-0,35% ежегодного прироста населения там в тот период.

Естественно, для официальной истории такой метод ретроспективного анализа — это как серпом по яйцам. Ведь придется признать, что 1000 лет назад большая часть Европы была редко заселенной территорией с весьма скромным населением (2-3-4 миллиона человек к северу от Альп в лучшем случае). И куда тут пихать все эти межгалактические империи Карла Великого, фентезийных викингов и прочую требуху?

Поэтому исторические демографы договорились (пишу по Урланису) до следующего: а) темпы роста населения в Европе до 1600-1700 годов были или мизерными, или нулевыми; б) а резко выросший естественный прирост населения с XVIII века объясняется... "переходом к капитализму". То есть, немецкие демографы на голубом глазу так и писали: мол с 1400 по 1600 годы население Германии "не увеличивалось". Тоже самое в Дании, Нидерландах, Франции и так далее (или если росло, то незначительно). Можно ли в такое поверить для аграрных обществ?

Мои старые реконструкции по населению ШвецииДанииМонголии (там немного иная механика, ибо это общество не аграрное) можно забачить по ссылкам.

У официальных историков, как у нанятых государствами пропагандистов иного выхода нет. Современный человек рождается, живет и умирает внутри роботов "государств современного типа" (их эволюция началась с конца XVIII века). А его мозг со школьной скамьи промывается пропагандой "древности" этих роботов и их неизбежности.

Итак, с ретроспективным анализом демографии аграрных обществ все более-менее понятно. Нюансы есть, как и локальные "катастрофы". Но пока есть резервы свободных земель, пригодных для сельского хозяйства (пусть даже и примитивного), то аграрное общество с расширенным воспроизводством (то есть, от 3-4 и более деторождений на женщину) стремится "заполнить пустоты", достигнув естественного "аграрного перенаселения". Иногда это приводит к забавным казусам.

Например, почему русские вдруг стали переживать дикий демографический прирост в допетровскую эпоху? Конечно, у нас нет точных данных об их демографии, но есть косвенная информация, по которой вроде как известно, что средние численности армий Московии уже в XVI веке сравнялись с западно-русскими (Великое княжество Литовское и Русское), а затем и превозошли их (несмотря на объединение ВКЛиР с Речью Посполитой в конце XVI века).

Ответ может быть таков: подсечное земледелие. Оно весьма трудоемкое, но позволяет в первые 2-3 года после пала собирать совершенно чумовые урожаи в лесной зоне на бедных почвах в сам-10, сам-15 и выше. Для такого хозяйствования нужны лишь рабочие руки, чем восточные русские и озаботились в XVI-XVII веках. Тогда как западные русские (нынешние украинцы и белорусы) с их классическим (для аграрных обществ) приростом в 0,5-1% в год к эпохе Петра I численно уступали почти на порядок своим "восточным" соседям по численности.

Конец массовой подсеки в России — это вторая половина XVII-самое начало XVIII веков. После Петра I РИ попала в жесткий кризис, из которого удалось выйти лишь за счет начала заселения и распашки современного центрально-черноземного региона (так считает историк Сергей Нефедов, например) — это современные Орловская, Курская, Липецкая и т.п. области.  

Однако, как быть с обществами охотников, рыболовов и собирателей? Там все проще. Сообщества охотников/собирателей по сути выступают верховными хищниками в биоценозах, а типология их расселения и демографии (плотность, средняя численность групп, размер угодий на группу и так далее) плюс-минус соответствует... волчьим показателям (если говорить про Северное полушарие). Нельзя также забывать, что волк и человек — это самые распространенных по ареалам обитания в Северном полушарии млекопитающие. А сапиенсы-охотники ничем (с точки зрения биоценоза) от волков не отличались.

Расширенного воспроизводства у них нет, ибо популяция жестко зависит от кормовой базы. Перехлест в численности купируется быстрым истреблением в радиусе досягаемости охотничьих ресурсов и закономерно приводит к голоду (можно откочевать на другие территории, но это уже война с соседней стаей). Поэтому демография охотников и собирателей относительно стабильна на больших временных отрезках (что не отменяет локальных всплесков или падений, разумеется).

Считается, что в 1600 году от Урала до Тихого океана жило примерно 250 тысяч охотников и собирателей (подробнее смотрите тут). Естественно, это приблизительные оценки и могло быть чуть больше или меньше. Самым крупным народом были якуты и их насчитывалось порядка 40-50 тысяч человек.

А какова у нас популяция волков для Сибири и Дальнего Востока? Сейчас здесь живет около 25-35 тысяч волков, и это в условиях жесткого давления человека. Напомним, что ежегодно люди "добывают" только в Сибири и на Дальнем Востоке от 5 до 8 тысяч этих животных, уничтожая весь "естественный прирост" этих хищников. Сколько волков жило в Сибири и на Дальнем Востоке в XVII веке ориентировочно? Где-то от 150-180 до 300 тысяч штук. Совпадение с сапиенсами почти 1:1 (что, конечно, преувеличение). И так могло длиться тысячелетиями.

Грубо говоря, понимая разную популяционную емкость тех или иных территорий в зависимости от типа хозяйствования, мы придем к понимаю, что на уровне охотников и собирателей в той же Англии проживало буквально пара-тройка десятков тысяч человек (плюс-минус). Резкий прирост их населения крайне быстро приводил к истреблению всей доступной живности, что влекло за собой автоматически голод или переселение (с популяционным потерями).

P.S. О динамике численности кочевого населения упоминать не стал, оно есть по ссылке в реконструкции населения древней Монголии, но там принцип совсем прост. Скотоводство требует больших по территории пастбищ и необходимого минимума "скота" на душу населения. Именно это и является популяционным ограничением для кочевых народов. Поэтому в степи или лесостепи на 1 охотника приходится в традиционных условиях 2-3 кочевника, а вот при аграрной колонизации земледельцы "душат" их своим числом в течение 1-2 поколений (соотношение становится 10:1 или 20:1 в пользу земледельцев).