Механизмы для осуществления вывода средства чекистами имелись задолго до его развала СССР

14 февраля, 15:10
Специфика многих контрактов СССР заключалась в том, что цены на экспорт необъяснимо занижались тогда как на импорт необъяснимо завышались. Все это служило прикрытием различных форм финансирования нелегальной деятельности или помощи коммунистическим партиям в зарубежных странах. Но куда конкретно уходили деньги и золото знал узкий круг лиц.

В течение вот уже более чем трети века наблюдая за идейно-политическими процессами в отечественном коммуникативном пространстве и даже по мере возможности участвуя в них,
могу отметить одну системную особенность или даже странность происходящего. 

С моей лично точки зрения, которую очень хочется выдать за точку зрения здравого смысла вообще (но есть ли «вообще» таковая?), — принципиально необъяснимую.
Эта особенность/странность, если очень коротко, состоит в том, что все участники этих процессов, независимо от вектора своих убеждений: либерального, социалистического, зпатриотического и т.д., — а также от объёма и качества своих знаний почему-то считают современную Российскую Федерацию (государство-правопродолжателя СССР, кстати) закрытой системой, не выходящей за пределы своих национальных границ и, что самое важное, не имеющей ничего общего с коммунистической сверхдержавой, своей предшественницей.

Хотя столь быстрое и бесследное разрушение структур такого уровня и масштаба принципиально невозможно — это же не башни-близнецы WTC в Нью-Йорке, в конце-то концов! Самый ближайший (и в этом качестве — «тоталитаризм» же! — любезный многим отечественным и западным либералам) системный аналог СССР, гитлеровский Третий рейх — и тот не удалось, несмотря на сравнительно короткий срок его существования и все программы последующей денацификации, «разрушить до основанья» (см., например, историю Нюрнбергского процесса или IG Farbenindustry), а вот с Советским Союзом и КПСС, получается, всё именно так и случилось, концов не найти.

В итоге получается какой-то исторический и политический аналог известной в нашем оффлайн- прошлом детской игры «Барыня»: «Да и нет не говорить, черное и белое не называть». В эту игру, где глобальная открытая система в силу целого комплекса причин выдаётся за локальную и закрытую, самозабвенно играют и власть предержащие, и оппозиционеры всех сортов, и учёные-эксперты, и журналисты, и прочие «властители дум». Поскольку у автора пока нет никаких оснований подозревать ни себя, ни окружающих в неадекватности, то речь, видимо, идёт о том, что кто-то находится в игровом пространстве-времени, где очень интересно и даже весьма выгодно пребывать, а кто-то — вне этого пространства.

Ситуация, по-своему весьма сходная с хрестоматийной сказкой Андерсена про «новое платье короля», только с иным сюжетом: король умер, его похоронили, и все делают вид, будто не замечают, что он по-прежнему здравствует и даже правит: только без прежней горностаевой мантии и золотой короны. И впору бы крикнуть: не «А король-то — голый!», но «Да здравствует король!» — но что-то звук помимо воли застревает в горле…

Тут есть ещё два интересных момента. Первый заключается в том, что всё это происходит в нашей стране уже не в первый раз. За три четверти века до развала СССР, в 1917 году, столь же быстро и бесследно на глазах у всех исчезла Российская империя, вызвав лёгкое недоумение разве что у такого тонкого наблюдателя, как Василий Розанов — недоумение, слегка замаскированное под злорадство: «Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три. Даже “Новое Время” нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей… Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса. Чтó же осталось-то? Странным образом — буквально ничего».

Второй, не менее интересный, момент заключается в том, что практически все наши зарубежные «партнёры»: от уже покойного Збигнева Бжезинского до всё еще здравствующих Барака Обамы и Джо Байдена, — с удовольствием играют в ту же самую игру: про Россию — «страну-изгоя» и «страну-бензоколонку» с «разорванной в клочья экономикой».

Одновременно удивляясь тому, как с таким мизерным ВВП «кремлевскому режиму» удается не только держать санкционные удары, но и изменять глобальный военно-стратегический баланс в свою пользу.

Полагаю, определённый свет на эти, а заодно — на многие другие парадоксы современной мировой и российской политики и экономики можно будет пролить, обратившись к некогда сверхактуальной, а ныне полузабытой (так еще неинтереснее) проблеме пресловутого «золота партии».

Миф о «золоте партии» гласил, что неэффективные партийные и союзные бонзы, чувствуя, что теряют власть, украли и где-то припрятали ликвидные активы на многие миллиарды долларов,
оставив новой, демократической и рыночной России пустую казну и столь же пустые «закрома Родины», так что лишь путём чрезвычайных социально-экономических мер Ельцину, Гайдару и
их соратникам удалось спасти страну от голода и полного краха. 

«Золото партии» потом даже объявили на государственном уровне в международный розыск, привлекли в этому делу знаменитые детективные агентства Запада, но эти шерлок холмсы, увы, так ничего и не нашли, а спросить оказалось не с кого. 

(Так в 1992 году детективное агентство Kroll Inc. искала "деньги КПСС" и указала в сторону швейцарского Banca del Gottardo и японского Sumitomo Bank (т.е. в сторону "Опус Деи"). 

Функционеры КПСС, по должности державшие все финансовые дела партии в своих руках: такие, как глава Комитета партийного контроля Борис Карлович Пуго или управляющий делами ЦК КПСС Николай Ефимович Кручина, не говоря уже о фигурах меньшего масштаба, — совершили массовое самоубийство после поражения ГКЧП.

Само собой, этот миф, мягко говоря, не вполне соответствовал реальности. Но об этом - в следующей публикации.