9 августа, 09:29
19 сентября 1952 года Харель стал руководителем внешней разведки — «Моссад». В Мосаде Исер Харель застал нечто неимоверное. Вся организация — человек двенадцать — размещалась в трех комнатах, которые никто не убирал. Разрозненные бумаги, сваленные в кучу, назывались архивом.

В одной из комнат рыдала не получившая жалованья секретарша. Касса была пуста. Шилоах был известен еще и тем, что ни у кого не просил денег. А раз не просил, то их и не давали.

Пока Харель озирал открывшуюся перед ним картину, перед ним возник Акива, финансовый директор Мосада.

— Исер, — сказал он новому боссу. — Я только что вернулся из Парижа, где выбил для Минфина заем на таких выгодных условиях.

— Это, конечно, хорошо, — холодно прервал его Харель. — Но мне нужны такие финансовые гении, которые в состоянии оплачивать труд моей секретарши.

В тот же вечер Хареля принял Давид Бен-Гурион. Исер Харель восхищался этим человеком, не боявшимся ни арабов, ни евреев, без колебаний бравшим на себя ответственность за самые тяжелые решения.

Как бы ни менялся ветер, "старик" не позволял сбить с правильного курса свой корабль.

— Исер, — сказал Бен-Гурион, подписывая распоряжение об увеличении бюджета Мосада в десять раз, — помни об одном: у Мосада не может быть своих интересов. Есть только интересы государства.

Агент 001

1952 год Иссер Харель возглавляет Моссад который представляет из себя довольно жалкое зрелище. Принципе так же плачевно выглядили все Израильские спецслужбы - у молодой страны с десяток различных контрразведок, комитетов и комиссий, но не одна из них не могла противопоставить нечего не только мировым державам но даже арабам. Бен-Гурион писал в своем дневнике: "Иногда мне кажется что единственный шанс получить стенограмму заседания правительства в печатном виде это позвонить в Москву или Лондон, так как у моего секретаря барахлит машинка".

Основной причиной такой ситуации была острая нехватка профессионалов и средств. Среди сионистов было много фермеров и бывших военных - кадровые разведчики и контрразведчики были очень большой редкостью. Понимая что ситуация очень опасна и может грозить уничтожением страны, Бен-Гурион делает то что никогда более не повториться в новейшей истории Израиля. Он учреждает должность "ответственного"(HaMemuneh) - ему предстояло создать с нуля и возглавить все Израильские спецслужбы одновременно.

Такая власть предполагала что Харель станет вторым человеком в государстве но когда Бен-Гурион в шутку спросил его "не хотел бы он стать тираном" - тот ответил что подчиняется только Бен-Гуриону и своей жене, а та к счастью для Бен-Гуриона, не заинтересована в личной стране.

Иссер Харель взялся за работу очень рьяно - были разогнаны все мелкие спецслужбы и некому ненужные комитеты - были созданы 3 спецслужбы "Моссад" (ЦРУ) , Шабак (ФБР) и Аман (военная разведка). Первое время деление между ними было очень условным - везде работали одни и те же специалисты. Бетоном который скреплял все был "агент 001" (как его в шутку называли Американцы) - Харель. Практически сразу Иссер создал спецшколу по подготовке агентов и установил для своих сотрудников высокие профессиональные стандарты.

Те, кто им не соответствовали, должны были искать другую работу. Кроме профессиональных, Харель внедрил в израильскую разведку моральные стандарты, существующие и поныне. Люди свирепые, жестокие, кайфующие от запаха крови палачи и садисты ему были не нужны.

Харель был гением разведки, и принцип отбора людей у него тоже был гениальным. — Мне нужны люди, — говорил он, — испытывающие отвращение к убийству, но которых тем не менее можно научить убивать.

Один из сотрудников Хареля охарактеризовал эго так: «Исер хочет, чтобы работу негодяев выполняли честные люди». И это он хорошо придумал. Упаси Боже, если работу негодяев станут выполнять негодяи. Харелю не хватало лоска. Его внешний облик вводил в заблуждение.

В его образовании зияли пробелы, граничившие с невежеством. Но все это компенсировалось редкой интуицией и целеустремленностью. Хорошо разбираясь в человеческой природе, он собрал в Мосаде целое созвездие талантов.

Ицхака Шамира, например — опального командира подпольной террористической организации Лехи, — он назначил резидентом Мосада в Европе и ни разу не пожалел об этом. «Мои сотрудники всегда знают, чем они занимаются», — говорил шеф Мосада.

Это правда, но знали его сотрудники и другое. К Харелю нельзя было прийти, не выполнив порученного дела. Он ужасно расстраивался, и для проштрафившихся это было самым тяжким наказанием.

В личной жизни Харель был пуританином. Однажды ему сообщили, что его агент в Европе вовсю крутит роман. — Дело плохо, — сказал заместитель Хареля. — Парня надо отозвать. — Почему? — удивился Харель. — Он же взрослый человек. Что ж, ему и влюбиться нельзя?

— Разумеется, можно, — ответил заместитель. — Проблема в том, что если об этих шашнях узнает его жена, то будет скандал. А нам это ни к чему. — Как?! — искренне изумился Харель. — Он женат? Зачем же ему понадобилась другая женщина?

Сотрудницы Мосада у Хареля не получали опасных заданий. Он понимал, что рано или поздно им придется добиваться своего известным во все времена способом. Сама мысль об этом ему претила.

Вскоре перед Харелем встал самый серьезный вызов - СССР и его разведка внедрили в высшие круги Израиля своих людей и планировали переворот. 

«Дорогие товарищи»

Начало истории противостояния Израильских спецслужб и советской разведки в 1959-1963 году по мемуарам Иссера Хареля и материалам Национальной Библиотеки Израиля.

1959 год, Иссеру Харелю на стол ложатся несколько странных донесений из полиции Израиля - граждане сообщают что встретили в Израиле своих старых знакомых из СССР…которые считаются погибшими во время великой отечественной войны.

Аналитикам ШАБАК показалось что это какие то глупые совпадения, но они решили не рисковать и передали документы на верх. Харель решил что это очень странно, особенно странным показался тот факт что все «ожившие» были из одних и тех же городов - Ташкента и Омска.

После проведения тщательной проверки подозреваемых оказалось что у них много общего - все члены израильской прокомунистической партии МАПАЙ, имеют отличный боевой опыт и приехали в Израиль без семей, и все так или иначе часто пересекаются с одним высоким чином в правительстве.

Имя общего их знакомого было - Исраель Беер. В разное время он занимал посты зам. начальника оперативного штаба армии, начальника военной разведки АМАН, был личным советником Бенгуриона и контролировал контакты с НАТО и считался главным военным экспертом страны.

Уровень доступа к секретной информации у Беера был максимальный. Он знал практически все о обороне страны. Плюс ко всему он был одним из руководителей партии … МАПАЙ. И отвечал в ней за внутреннюю безопасность.

Сначала Харель подумал что возможно вся ситуация это тайная операция, по личному приказу Бенгуриона. И решил уточнить у «старика», тот хоть и был уверен в Беере, но разрешил проверить его по всем каналам.

Агенты МОССАД срочно вылетели в Вену (откуда в Израиль приехал Беер) для проверки его «прошлой» жизни. Сотрудники ШАБАК взяли его под круглосуточное наблюдение.

Харель решил не ждать результатов расследования и начал повсеместную чистку рядов спецслужб от тех кто состоит в МАПАЙ, делалось это по разным причинам, но итог был один - все прокомунистически настроенные люди теряли работу и попадали в черный список спецслужб.

Агентами МОССАД установлено, что некий бедный еврейский студент по имени Исраэль Беер действительно существовал в Вене в 1930-е годы. Но это был совсем другой человек. Кроме того, он исчез в 1938 году, когда его двойник прибыл на святую Землю.

Предполагалось, что советская разведка ждала около 20 лет, прежде чем задействовала своего агента.11. Агенты ШАБАК ведущие внешнее наблюдение за Беером сообщали о том что он ведет роскошный образ жизни, далеко не по доходам, посещает ночные клубы Тель-авива и тратит много денег на женщин. Все это укрепило Хареля в мысли, что Беер находится в состоянии стресса, который испытывают активно работающие агенты. Наблюдение за Беером продолжалось, и 28 марта 1961 года сотрудники наружного наблюдения ШАБАК зарегистрировали контакт Беера с пресс-атташе посольства СССР Виктором Соколовым, установленным сотрудником советской разведки. В тот же день Беер был арестован. При обыске у него был изъят портфель с секретными документами, среди которых, в частности, находился детальный список израильских заводов которые производят военное снаряжение, а также выдержки из дневника Бен-Гуриона. При задержании произошла накладка, один из документов в портфеле был написан на польском, а оперативники проводившие задержание читали на нем плохо, и смогли разобрать только слова «Бенгурион, смерть, похороны». Подумав что Беер планировал убийство «старика» оперативники применили к Бееру меры физического воспитания, ногами. Если бы не вмешались прибывшие на место задержания личные помощники Хареля, то судьба шпиона была бы очень не завидной.

На одном из допросов Иссер Харель заявил Бару: «Ты лжец. Мы не нашли никаких следов твоих родителей в Австрии. Если ты родился в еврейской семье, то почему не прошел обряд обрезания? Мы проверили все данные, которые ты приводишь в своей биографии, и они не подтвердились. Ты не заканчивал военную академию и не служил офицером в австрийской армии. Ты не был членом организации «Союз обороны» и не участвовал в уличных боях в Вене…»

Под давлением неопровержимых доказательств Беер признал факт сотрудничества с советской разведкой начиная с 1956 года. Однако на суде, который начался в июне 1961 года, он отрицал свою вину, утверждая, что сотрудничал с советскими дипломатами в интересах Израиля.

Суд не поверил в «благие» намерения Беера, так как вместе с ним были задержаны еще несколько «Ташкентских евреев», которые давали показания о совершенно других целях и мотивах работы в Израиль - саботаж и захват власти через приход советских шпионов на руководящие посты.

Беер получил 15 лет тюрьмы, и умер в 1966 году от сердечного приступа. Харель начал предпринимать меры по устранению угрозы, и очень скоро в его руках оказался козырной туз - один из агентов Кремля сам решил стать двойным агентом.

 

«Самаритянин» и "Умник"

В данной главе я расскажу о самом результативном двойном агенте Израиля, и о его вкладе в поимку одного из главных предателей своей страны - нанесшего вред в сотни миллионов долларов.

 

1972 год, во главе ШАБАК стоит Йосеф Хармелин - выдающийся дипломат и сотрудник спецслужб, один из учеников Иссера Хареля. Основная задача ШАБАК в то время - борьба со шпионами которые пребывают в Израиль под видом возвращающихся на родину евреев.

Вплоть до 1993 года всех приезжающих в страну репатриантов из СССР достаточно сильно проверяют спецслужбы - многих из них несколько раз вызывают на допрос к следователям ШАБАК, которые досконально проверяют все факты «прошлой жизни» и проводят психологических анализ людей.

Лучшим следователем того времени считается Йоси Гиносар - он находил подход к самым сложным «клиентам» и в 1972 году расколол 2 советских шпионов и одного «полезного идиота». «Идиотом» был Шабтай Калманович . Шпионы известны как «Юпитер» и «Шамрони» (ивр. Самаритянин)

В данной главе мы подробно остановимся на «Самаритянине» - самое интересное в данном разведчике то, что его имя и подробная информация о нем до сих пор не раскрыты Израильскими спецслужбами, сам факт его существования был признан только в 2008 году - когда сам агент видимо умер. Но перед смертью он успел по слухам дослужиться до звания Генерала СВР и почетного ветерана Советской\Российской разведки. Есть версия что настоящим его именем было Борис Красный из Киева, и есть даже фото. Но это версия.

«Умник» прошел сложный жизненный путь - родился в Варшаве в 1918 году. Бежал в СССР в 1939. Получил медицинское образование в Минске. Прошел ВОВ как военный медик, был ранен. Потерял всю семью в Треблинке. В 1948 году приехал в Израиль вместе с женой Вандой.

Клинберги поселились в Яффо. Записались добровольцами в армию где дослужились до офицеров медицинской службы. Там же Маркус познакомился профессором Давидом Эрнстом Бергманом, который начал создавать секретный институт в Нес-Ционе для разработки средств защиты от биол. оружия.

Для того чтобы подтвердить свой диплом эпидемиолога и устроится в секретный институт - обратился в Советское посольство где и был завербован. Как? Да очень просто - оказалось что он не закончил последний курс медицинского и не имеет права вообще работать врачом.

«Ну что, Марк Абрамович, – сказал ему во время визита один из сотрудников посольства, – либо мы будем дружить, и тогда вы получите все необходимые документы, либо оставим все как есть, и тогда вы никто, врач-недоучка, самозванец. А ведь вам, прочат должность профессора!»

И Клингберг согласился “дружить”. После того, как Клингберг согласился на “сотрудничество”, его обучили приемам фотографирования документов, прослушивания и всему тому, что должен знать разведчик. В течение многих лет он передавал в СССР сверхсекретную информацию обо всем, что происходит в стенах его института, в котором работало к тому времени более 300 ученых. Таким образом, Советский Союз (а значит и арабские страны) был в курсе того, каким химическим и биологическим оружием обладает Израиль и от каких видов аналогичного оружия разработал эффективную защиту. А это означало, что в течение десятилетий институт в Нес-Ционе работал зря. Вот почему "умника" назвали самым опасным шпионом за всю историю страны, а ущерб, нанесенный им ее обороноспособности, был оценен во много сотен миллионов долларов…

В 1981 году внезапно почувствовав неладное «умник» вдруг перестал выходить на связь со своими кураторами из Москвы - они решили напомнить о себе через своего лучшего агента, которым оказался… «Самаритянин».

Последнему советская разведка поручила кинуть зашифр. послание в почтовый ящик «умника» и на встрече узнать что случилось. ШАБАК тоже подготовился к встрече, и накопал много улик на «умника» - но нужно было найти еще один повод для ареста, чтобы не подставить «Самаритянина».

В начале 1983 года начальник советского отдела “Моссада” пришел к Клингбергу по очень важному, как он сказал, делу. – Доктор Клингберг, – продолжил он, – вы, конечно, помните экологическую катастрофу в Милане, когда произошла утечка отравляющих веществ.

Нечто подобное случилось в Малайзии. У нас нет с этой страной дипломатических отношений, но в некоторых областях мы сотрудничаем, и у вас есть возможность на месте понаблюдать за последствиями аналогичной катастрофы. Вы готовы туда поехать?

Конечно, – откликнулся Клингберг.А спустя день информация о несуществующей катастрофе в Малайзии была передана СССР… Cомнений не оставалось: Клингберг – предатель.17 января он взял чемодан и вышел во двор своего дома на тель-авивской улице Ласков, где его уже ждала машина.

Но машина отвезла «умника» не в аэропорт, а прямо на допрос в ШАБАК, благо вещи он все собрал и заезжать домой не надо было. «Умник» был арестован и приговорен к 20 годам тюрьмы. Его арест, суд и заключение никак не оглашались в прессе - человек просто пропал.

Семье в обмен на сохранение пенсии в 2000 евро было предложено забыть о его существовании. Семья согласилась. «Умник» вышел из тюрьмы в 1998 году и переведен под домашний арест еще на 5 лет, потом он уехал в Париж где и прожил до смерти в 2015 году.

Последние годы он сильно жаловался что его офицерской пенсии получаемой от Израиля не хватает на достойное существование в Париже.

Моссад первым открыл западу всю правду о Сталине и выкрал из Кремля один из самых секретных отчетов.

"Сталин, презервативы, бальзам и Давид"

В этой главе я расскажу Вам мою версию истории как МОССАД смог первым на западе получить засекреченный доклад о культе личности Сталина, и какую роль в этом сыграли импортные презервативы и большой потенциал.

 

В феврале 1956 года в Москве состоялся XX съезд Коммунистической партии Советского Союза. Никита Хрущёв, первый секретарь партии и фактически правитель СССР, произнёс 25 февраля секретную речь, в которой осудил преступления Сталина.

Секретность речи была сохранена, но в мире распространились отдельные отрывки. Разведки западных стран поставили перед собой первоочередную задачу — получить копию речи. В эту гонку включился и МОССАД. Сама речь Израилю была не нужна, но опередить остальных - заявить о себе.

В тот момент в самой Москве у МОССАДА были довольно ограниченные ресурсы - зато имелась ценная агентура в некоторых странах восточной Европы. Решающую роль в успехе операции которой дали кодовое название "Бальзам" сыграл агент МОССАД в Варшаве Виктор Грановский ("Давид").

Хочу сразу отметить что сам Грановский до своей смерти в 2007 году рассказывал в своих интервью довольно неправдоподобную версию описываемых событий - которая не бьется по целому ряду фактов. И далее Вы поймете почему он так делал. 

Мемуары работников Моссада того времени и архивные документы которые можно найти в свободном доступе в Национальной библиотеке Израиля - получившееся картина больше похожа на правду. Но повторюсь - это моя версия. Возможно какие то события были по другому.

Вернемся к "Давиду". Он родился в 1924 году в Кракове. В детстве и отрочестве носил вполне еврейскую фамилию Шпильман. Когда убежденный коммунист Виктор Шпильман в 1946 году вступал в ряды польской компартии, ему настоятельно посоветовали ее сменить.

К тому же молодой журналист очень удачно устроился на работу в Польское агентство печати ПАП, и вполне уместно было взять себе литературный псевдоним. Недолго думая, журналист объединил два слова – идишское «шпилен» и польское «грать», имеющие одинаковый перевод – «играть»

Когда началась Вторая мировая война, ему было четырнадцать лет. Семья Шпильманов успела бежать на восток, в СССР. Сначала во Львов, а затем их, как спецпереселенцев, сослали в Марийскую республику. В Советском Союзе он окончил среднюю школу.

В 1946 году его родители и сестра эмигрировали на Святую землю, а Виктор остался в Польше и за десять лет сделал великолепную карьеру – стал главным редактором отдела новостей из Советского Союза и соцстран Восточной Европы.

В 1955 году отец "Давида" тяжело заболел и ему разрешили навестить его в Израиле. Эта поездка навсегда изменила его жизнь - он влюбился в страну и разочаровался в коммунизме. Ну и между делом его завербовал МОССАД, который предложил ему довольно неплохое содержание и гарантию что в итоге он сможет приехать в Израиль на очень хорошую должность. Задание в Варшаве было очень приятным и интересным для молодого и обаятельного "Давида" - ему нужно было заводить как можно больше знакомств среди женской половины секретариата ЦК компартии Польши

Зачем ставить жучки и воровать документацию рискую жизнью - когда можно поговорить с самыми осведомленными женщинами в любой организации? Секретарями. "Давид" занимал очень неплохую должность и был вхож во все кабинеты, умел завязывать разговор и как бы это сказать имел большой мужской потенциал в доставлении удовольствия лицам женского пола. Эти таланты подкрепленные импортными духами, презервативами и прочими резиновыми изделиями с загнивающего запада, позволяли ему полностью отрабатывать свою еврейскую фамилию "Шпильман" и как говорит современная молодежь "шпилить" параллельно большую часть секретарш польского ЦК. Информация о встречах и стенографы заседаний текли в Тель-Авив горным потоком. И тут сама судьба решила помочь нашему герою...

В Москве 12 марта 1956 года во время визита в Советский Союз, вскоре после посещения XX съезда КПСС умер глава компартии Польши - Болеслав Берут. Умер при довольно странных обстоятельствах - как бы сейчас сказали "попил чая с дедом".

Согласно официальному заключению о болезни и причинах смерти, подписанному в том числе В. Х. Василенко и М. Фейгиным, Болеслав Берут в конце февраля 1956 года «заболел гриппом и воспалением легких. В ночь на 12 марта случился инфаркт." Вот так оно бывает.

На место "падшего в бою с пакетиком чая" товарища стал Эдвард Охаба. А как раз его секретарша Люция Барановская была одной из самых любимых подруг "Давида". Так как при смене власти было много работы Люция брала ее на дом - и секретные документы хранила в сейфе.

Рядышком в сейфе лежали подарки от "Давида" - импортные презервативы и духи. Так рядом с секретным докладом об культе личности Сталина внезапно оказался реальный гандон. Зайдя попить кофе со своей знакомой "Давид" решил взять в сейфе необходимый инвентарь и заметил штампы "Секретно" и "Для внутреннего пользования". Поняв что у него в руках "информационная бомба" он на удивление своей подруги быстро размешал сахар в кофе и на крыльях любви рванул в Израильское посольство. Там резидент разведки товарищ Барман снял со всего копии и уже через 4 дня документы лежали на столе у Бен-Гуриона. Тот прочитав доклад произнес историческую фразу - "Если сказанное тут правда то СССР обречено и мы обязаны забрать всех своих домой".

Документы были переданы в США с условием что роль Израиля будет максимально скрываться (чтобы не ставить евреев СССР под удар). В качестве благодарности ЦРУ выплатило МОССАД 1 миллион долларов (25-30 миллионов на нынешний момент).

Позже шеф ЦРУ Аллен Даллес назвал своевременное приобретение этого документа самым большим достижением в его многолетней работе…

В январе 1957 года Граевский эмигрировал в Израиль. Ему выделили просторную квартиру в центре Тель-Авива, взяли на работу в израильский МИД советником отдела пропаганды Восточноевропейского департамента и одновременно назначили директором на радио «Коль Исраэль».

Но на этом приключения "Давида" не закончились - уже в Израиле его решил завербовать КГБ....об этом и многом другом продолжим в следующем материале.

«Пересмешник»

Эта глава будет посвящена одному из самых курьезных эпизодов противостояния Советской разведки и Израильских спецслужб. Эту историю рассказывают на курсах подготовки агентов контрразведки в Израиле как исторический анекдот. Но это факты...

Эта глава является прям продолжением главы «Сталин, презервативы, бальзам и Давид».

Итак январь 1957 года , агент «Давид», успешно выполнил свою миссию в Варшаве , и Израиль как и обещал перевез его на Святую землю, выделил квартиру в центре Тель-Авива и отличную должность в министерстве. Но «Давид» не знал иврит…

Как и все вернувшиеся на родину евреи «Давид» начал решать проблему с ивритом самым обычным способом - пошел в ульпан (языковые курсы). Все шло стандартно до тех пор пока к нему в туалете не обратился молодой мужчина.

Разговаривать в туалете вообще довольно странное занятие, но когда «Давид» понял что это не просто разговор, а вербовка он был просто в шоке. Его агента МОССАД, который только что провел одну из самых успешных операций в истории западной разведки, в туалете вербует КГБ.

«Давид» мило закончил разговор, обещав подумать, а сам после ульпана направился к своему куратору в МОССАД. Куратору пришлись выслушать много образных выражений и матерных слова на польском, русском и немного на иврите - основной смысл сказанного заключался в следующем : «какого хрена вы меня проверяете? Вы что тут совсем все ….утомились на голову?». «Давид» довольно обосновано решил что вся эта вербовка это проверка со стороны контрразведки Израиля - ШАБАК, и его проверяют «на вшивость» . Куратор обещал разобраться с «маньяками из Шабак».

Сказать что в ШАБАК удивились новостями о вербовке «Давида» - не сказать нечего. Сначала они удивились, потом возмутились, потом забеспокоились что агента пытаются выкрасть обратно в СССР, но решили решать проблемы по мере их поступления - началась операция «Пересмешник».

К «Давиду» была приставлена негласная охрана из лучших оперативников спецназа министерства обороны Израиля, а ему самому было поручено пойти на контакт с вербовщиком. «Удачливым» агентом ГРУ СССР оказался …резидент разведки СССР в Израиле - Валерий Осадчий.

Осадчий так же был торговым атташе совестного посольства. ШАБАК продолжил удивляться. «Давид» пошел на полный контакт и согласился шпионить в пользу СССР - через его куратора в союз полился целый горный поток информации которую подготавливали спецслужбы Израиля.

Через некоторое время доверие к «Давиду» со стороны разведки СССР выросло так что Осадчий, срок которого прибывания в Израиле заканчивался познакомил его….со своим сменщиком Виктором Калуевым и большей частью советской резидентуры. Шабак уже не удивлялся. Они улыбались.

Перед началом 6 дневной войны Израиль поручил «Давиду» слить в СССР точную дату и время Израильской атаки - это было сделано для того чтобы Москва передала это своим арабским друзьям, и те подумали перед тем как развязывать войну. Москва не поверила «Давиду».

В результате израильские ВВС фактически уничтожили в первые часы войны авиацию противников (Египет, Сирия и Иордания). Понятно, что это значительно облегчило задачу для сухопутных сил (наступление механизированных и танковых дивизий).

За то что «Давид» передал точную дату и время начала войны, его наградили Орденом Ленина. Добил всю ситуации тот факт что Москва предложила «Давиду» самому стать резидентом разведки и начать вербовку новых агентов. В ШАБАК перестали улыбаться. Там началась истерика.

«Давид» согласился и за следующие 5 лет, до 1971 года внедрил в ряды советской разведки более 50 кадровых израильских шпионов, при этом часть из них работала как в Израиле так и в 15 странах мира. В 1971 году «Давид» попросил МОССАД вывести его из игры.

МОССАД решил что посмеялись и хватит - «Давид» под благовидным предлогом покинул арену боев разведок и его должность главного разведчика СССР в Израиле занял….другой агент МОССАДА - «Мифотворец». Который руководил разведкой себя против себя почти до 1982 года.

Таким образом с 1965 по 1982 год из Израиля в Москву по большей части шла только дезинформация. Единственный агент который ушел от ШАБАК в то время - «Умник» и только по тому что работал напрямую с Москвой. «Умнику» посвящен четвертый тред в моей серии про МОССАД.

История о операции «Пересмешник» серьезно подорвало веру в величие и непобедимость советских спецслужб среди их коллег в Израиле и США - всем стало ясно что они серьезно переоценивают уровень профессионализма русских разведчиков.

Все внезапно поняли что в великом КГБ хватает совсем не умных людей - западные разведки начали действовать против СССР все более и более агрессивно, что отчасти и привело в итоге к концу СССР.

«Давид» - Виктор Граевский, прожил долгую и очень безбедную жизнь в Израиле. Москва до последнего не поняла что он водил ее за нос и предлагала тайно приехать для вручения государственных наград. Он отказался.

28 сентября 2007 года, за три недели до смерти, получил медаль за вклад в безопасность государства от начальника Шабака Юваля Дискина. 18 октября того же года ушёл из жизни.

Дополнение: много спрашивают почему Израиль решил сообщить Москве точную дату атаки в шестидневной войне - отвечу. Премьер министр Израиля Леви Эшколь не верил в победу в той войне и решил посадить Египет за стол переговоров любой ценой, и таким образом решил запугать Египет.

«Тамариск Пустыни»

В данной главе расскажу о одном из самых высокопоставленных советских шпионов в руководстве Израиля за все время его существования и истории его поимки. В главе использованы материалы рассекреченных материалов допроса и архивы ШАБАК.

1990 год, в Бангкоке группа грабителей выносит из квартиры зажиточного европейца все ценности, включая большую железную коробку с массивным замком. Открывать на месте ее нет времени - грабители решают сделать это в другом месте.

Открыв коробку они понимают что там находятся какие то странные записи и непонятные документы похожие на расписки, векселя и банковские чеки. Вместе со всем остальным награбленным они кидают странную добычу в сумки и несут своему скупщику.

По счастливому для Израиля стечению обстоятельств скупщиком оказывается один из осведомителей МОССАД в Азии - он принимает все краденное и почти за бесценок выкупает «некому не нужные бумажки», в которых он, знакомый с разведкой, узнает бухгалтерские записи резидентуры.

Бумаги передаются в аналитический отдел МОССАД в Тель-Авив , где их подробно изучают. Какое же удивление ждет аналитиков когда они узнают что это бухгалтерия советской разведки в Азии. Все записи зашифрованы и в них нет имен - но кое что получается понять.

Шимон Левинзон родился в 1933 году в подмандатной палестине, в богатой семье. В 1950 году он был призван в Армию обороны Израиля, где служил в качестве рядового в штате представительства ЦАХАЛ в израильско-иорданской комиссии по соблюдению условий Соглашения о прекращении огня

В армии он занимал различные должности: был членом израильско-иорданского комитета перемирия, военным атташе в Турции, а также служил в разведывательном центре военной документации. Хотя он несколько раз проваливал экзамены на офицерских курсах, он все же постепенно продвигался по служебной лестнице и, в конечном итоге, дослужился до звания полковника. Шимон был довольно целеустрелеменной личностью и успел послужить и в ШАБАК, и в МОССАД. В итоге он стал главой базы «МОССАД» в Эфиопии, где возглавлял тайные поставки и операции для поддержания императора Хайле Селассие. В Эфиопии жила еврейская община и Израиль обеспечивал ее безопасность. В 1973 году Левинсон вернулся в Израиль и в ЦАХАЛ. Он стал офицером по связи с ООН в чине полковника, и был им до выхода на пенсию в 1978 году.

При этом он испытывал разочарование, что начальник Генштаба отказал ему в дальнейшем продвижении и в присвоении очередного звания - Шимон хотел выйти на пенсию с генеральскими погонами и выплатами, его главной проблемой всегда было полное несоответствие расходов и доходов.

Понимая что на генеральскую пенсию надежды нет, Шимон использовал все свои связи в ООН и Израиле чтобы получить должность ответственного по борьбе с наркотиками в Восточной Азии, от лица специального Агенства ООН. Данная должность должна была решить его фин.проблемы но нет.

В апреле 1983 года он предложил свои услуги советской разведке. Единственным стимулом предательства были деньги. Шимон был очень ценным агентом - он имел связи в самых высоких кругах, дружил с Ариелем Шароном и Шимоном Пересом и многими генералами.

После некоторых колебаний руководство КГБ решило отправить Левинсона в Москву для проведения проверки и прохождения ускоренного курса в искусстве шифровки, радиосвязи и организации тайных встреч. В Москве ему также рассказали, какой тип информации мог бы заинтересовать КГБ.

После Москвы Шимон вернулся в Израиль где попробовал вернутся в МОССАД, но там изучив его жизнь в последние годы и финансовое состояние (Москва пока нечего не заплатила) решили что отставной офицер конечно и может быть полезен, но скорее будет думать о деньгах чем деле.

Но сигнальные огни, зажженные "Моссадом", остались незамеченными в ШАБАКе, где ему предложили новое и неожиданное назначение. В мае 1985 года его старый друг генерал-майор (в отставке) Авраам Тамир стал генеральным директором Канцелярии премьер-министра он назначил Левинсона на важный и ответственный пост главного сотрудника по вопросам безопасности. На долгие 6 лет агент «Марк» получил доступ ко всем бумагам проходящим через офис премьер министра. По данным ШАБАК, информация, которую "Марк" передавал советам включала в себя

Прокололся «Марк» на том чего больше всего жаждал - на деньгах. За электричество в офисе его подставной компании в Бангкоке набежал долг, и он оплатил его со своего личного счета в Израиле, чтобы успеть до момента когда надо будет платить штраф в 150$.

Проверяя данные подозреваемых агенты ШАБАК и МОССАД не могли пропустить такой странный платеж и проверили компанию. Оказалось что она уже 6,5 лет получает средства из фирм о которых было известно что они являются «прокладками» советской разведки.

В мае 1991 года агент «Марк» был арестован и осужден на 12 лет, из которых просидел 7, был освобожден и переехал в Таиланд, где сейчас работает консультантом по сельскому хозяйству. Слава богу пенсии от Израиля его лишили. Иначе тред получился бы юмористическим.

По итогу проверки счетов компании «Марка» оказалось, что за 6,5 лет своей шпионской деятельности он получил от советов сумму в размере 31 000 долларов, все остальное осталось только в обещаниях кураторов.

"Благодаря своей личной разнообразной деятельности, его информированности и доступу к сверхсекретным материалам, Левинсон считается одним из самых высокопоставленных агентов КГБ в Израиле, нанесшим тяжкий вред разведке Израиля", - говорится в заключении на сайте ШАБАКа.

Почему «Марк» получил такой срок и вышел раньше? Я не могу ответить на этот вопрос - мне кажется он помог найти более глубинных разведчиков, и за это ему скостили срок.