Нефть прошлого

13 апреля, 15:42
Ценность пряностей в древние и средние века просто не с чем сравнивать в наше время.

Например, сегодня мы знаем, что нефтедобывающие страны способны (но мало у кого получается - в силу не экономических, а совершенно других причин) жить богато - но уровень нефтяных доходов кажется просто смешных по сравнению со стоимостью пряностей в далёкие от нас времена.

То есть, вроде бы, было бы логично предположить, что земли, на которых пряности росли в изобилии, могли бы обладать, скажем так, большим потенциалом экономического роста по сравнению с любыми другими территориями.

А изобилие пряностей в древности - это, конечно же, территории, которые мы сегодня называем Индонезия.

Храмовый комплекс Боробудур, о. Ява

Именно оттуда вывозили гвоздику и перец, имбирь и мускат, куркуму и корицу.

Причем вывозили с весьма древних времен - все перечисленные здесь пряности (разве что мускатный орех "распробовали" несколько позже) известны были еще в древних Месопотамии и Египте.

Маршрут пряностей был долог: их перевозили с индонезийских островов в долину Инда, огибая практически весь полуостров (попав туда, пряности уже многократно подскакивали в цене). Оттуда караваны везли грузы до берегов Средиземного моря (позже, в середине первого тысячелетия до н.э. индийские мореплаватели разберутся с муссонами Индийского океана и путь до Персидского залива или даже до Красного моря пряности будут проделывать по воде). Путь пряностей от Индонезии до, например, Рима, занимал примерно полтора года.

Финикийцы - важные торговые посредники на протяжении почти тысячелетия на всех торговых маршрутах

Если в Индонезии пряности не стоили ничего (перец или гвоздика до начала нашей эры, как считают агроисторики, не окультуривались даже, то есть были типичными дикороссами, а способ их добычи на имел отношения к сельскохозяйственной деятельности и являлся классическим собирательством) и легко обменивались на примитивные ремесленные изделия приезжими индусами или китайцами, то, попадая в античные страны, их стоимость возрастала в несколько тысяч раз (не стану утруждать читателя пересказыванием историй об обмене золота на перец по весу в соотношении 1:1).

Казалось бы, индонезийские острова - сказочно лакомый плод, сулящий несметные богатства, и желающих прибрать эти богатства к рукам должно было быть столь же несметное количество.

К богатствам местных земель справедливо было бы добавить географически выгодное расположение - торговые пути из Китая в Индию и далее неизбежно пролегали через Индонезийский архипелаг.

Тем не менее первые государства (а создать государство - самый прекрасный способ наложить лапу на сокровища) на территории островов стали создаваться относительно поздно, в те времена, когда их географические соседи на континенте, Малазийском полуострове и Индостане, уже имели развитую государственность.

Колонисты из Индии отплывают на Яву

Идею "национализации" богатств принесли с собой, видимо, переселенцы-индусы - в I-II в.в. нашей эры на островах Ява, Суматра, Калимантан и Сулавеси стали в весьма значительном количестве возникать довольно большие поселения тех индусов, для которых торговля пряностями стала профессией.

Именно к этому периоду относится начало окультуривания пряностей (при том, что рис и батат уже были одомашнены).

О государственных образованиях начала тысячелетия известно мало, доподлинно мы знаем только то, что на одних только трех крупнейших островах Индонезии было не менее тридцати государств, довольно слабых и вряд ли чем-то примечательных (в индийском эпосе "Рамаяна" упомянуты семь индонезийских государств), и их влияние на торговлю пряностями было минимальным.

Государства чуть более позднего периода (Кутай на Калимантане и Тарума на Яве, где главенствующей религией был индуизм а общество было построено по образу и подобию кастовых сообществ Индостана) достигли уже того, что записи о них (в большей степени - о торговле с ними) появлялись в индийских и китайских источниках, но влияния на торговые операции эти государства не оказывали.

Индия, базар

Ситуация несколько меняется, начиная со второй половины первого тысячелетия нашей эры - Шриваджай (охватывающий и весь Малайский полуостров), Матарама, Кедири, Сингасари - это уже достаточно мощные государственные образования.

Шриваджай уже пробует диктовать закупщикам цены на пряности и взимать мзду с купеческих кораблей - и индийских, и китайских и появившихся арабских.

Бурная состязательная деятельность арабов, китайцев и индусов стабильно "поднимала акции" индонезийских товаров и позволяла местным князьям (рака) богатеть.

Богатство местных монархий, однако, складывается отнюдь не только из пряностей - так, склонные все на свете записывать китайцы на первое место в списке ценных местных товаров ставят панцири черепах, и только далее следую камфора, алоэ, гвоздика и прочее. В список так же входит сандаловое дерево и "мечи иноземной работы". "Иноземной" - то есть не индонезийской работы (историки предполагают, что речь, скорее всего, идет об арабских или даже, вполне вероятное, европейских клинках), что позволяет нам говорить о том, что государства Индонезии в средние века становятся вполне заметными рынкам для обмена товаров Востока и Запада.

Знаменитый индонезийский батик, роспись по ткани

Тот же китайский источник, описывая товары, которые привозят в Шриванджай для торговли иноземные купцы, на первые места ставит золото и серебро, что в те годы является очевидным показателем положительного торгового баланса для индонезийцев.

Все шло очень хорошо, а возможно (как это часто случается в истории) даже - слишком хорошо: видимо, правители Шриванджая в какой-то момент посчитали, что им достаточно просто не делать резких движений (самые резкие движения были вынужденными - вроде войны с Матарамой, где они одержали победу) и все богатства планеты сами по себе будут приплывать в их руки.

Но бешеная прибыль, получаемая правителями (к тому моменту монархия подавила "самодеятельность" местных рака, вся собственность была сосредоточена в руках верховного правителя, что вызывало неизбывное недовольство обойденных и провоцировала постоянные конфликты) не давала покоя ни местным князьям, ни правителям соседних государств, ни пиратам, которые "расшалились" до такой степени, что сумели на несколько лет даже прервать торговые связи Шриванджая с Китаем.

Китайские пираты нападают на торговые корабли

В итоге Шриванджай впал в период жестоких внутренних войн, а отсутствие собственного флота (знакомое нам - "зачем он нужен, все, кому мы интересны, пусть сами приплывают к нам") помешало ему противостоять внешней агрессии (в первую очередь со стороны южноиндийского Чола) и пиратству.

В начале XIII века Шриванджай распадается на великое множество (не менее полутора десятков) полузависимых государств, борющихся с центральной властью и друг с другом.

В 1292 году на Яве высадились монголы (в "лучших традициях" многолов хан Хубилай направил войска, чтобы "отомстить за оскорбление" местному правителю).

Преемник "оскорбившего", по имени Виджайя, изгнал монголов с острова и основал самую мощную в доколониальной истории Индонезии империю - Маджапахит.

Воины Маджапахита

Именно эта страна стала самым заметным игроком в торговом обмене между ведущими странами той поры.

Император собирал с подданных десятину (деньгами, но чаще всего - товаром), и облагал таможенными пошлинами местную и зарубежную торговлю.

Основными товарами стали, разумеется, пряности - но прекрасно продавался лес и олово, жемчуг и рис.

Богатеющие города (особенно на севере острова Ява) прославили ремесленные изделия местных мастеров - на индонезийских островах наступила эра, называемая историками "золотым веком".

Впрочем, нежиться в роскоши Маджапахиту пришлось не долго - его богатство снова сыграло злую шутку со страной.

Богатеющие города все больше и больше отмежевывались от империи, наместники императора де-факто превращались в князей, которые не спешили выплачивать императору подати и налоги, предпочитая оставлять их себе. Повсеместное проникновение ислама в города (который князья-наместники охотно принимали, а арабские купцы, имевшие собственные торговые колонии внутри городов, всячески насаждали) позволяло им ставить еще один барьер между местной (собственной) властью и властью императора. Конфликт медленно, но неуклонно перерастает в войну.

Мечеть Агунг Демак, одна из старейших в Индонезии, 1479 год

В середине XV века коалиция северных городов, объявившая себя коалицией мусульман, наносит окончательное поражение противникам, династия Виджаев исчезает, а само имя государства Маджапахит последний раз упоминается в источниках в 1516 году.

Многочисленные султанаты (копировавшие перенимаемые от арабов формы правления), образовавшиеся на осколках империи, казалось бы, могли бы зажить счастливо, но, увы, счастье их было не долгим - распространенный повсеместно ислам не стал "клеем нации", религиозные лозунги, так помогшие во времена борьбы с империей, были отодвинуты прагматическими соображениями, даже скорее - мотивами личного обогащения.

Образовавшиеся территории немедленно начали воевать друг с другом, что волне благоприятно сказалось на "бизнесе" пиратов и контрабандистов - первым помогало то, что никому не было до них дела, вторым - то, что количество поборов с торговцев возросло кратно количеству появившихся государств - теперь пошлины надо было платить не один раз в одном из портов а - в каждом, где приходилось причаливать.

Голландцы высаживаются в Индонезии

В итоге дорвавшиеся до так манящих и по-прежнему сказочных богатств Индонезии европейцы встретили на индонезийских островах очень многочисленные (что пугало пришельцев поначалу) но крайне разобщенные, истощенные войнами и поборами (война - дело дорогое, на фоне упадка торговли поборы были единственным средством поддержания армии) государства, самонадеянные правители которых даже вообразили себе, что они способны "нанять" пришельцев для разборок с соседями (замечательная история противостояния островов-султанатов Тидоре и Тернате, впавших в полную зависимость от европейцев, "нанимаемых" ими против друг друга и даже не заметивших собственной ничтожности - прекрасный тому пример).

Испанцы и португальцы без особых хлопот прибрали сказочные богатства и торговые пути в свои руки (больше преуспели португальцы, высадившиеся на Тернате еще в 1512 году а затем дипломатическим путем "оттяпавшие" у Испании право контролировать Моллукские острова), но и те и другие оказались слабы перед голландской Ост-Индской компанией.

Неспешно (к 1720 году) голландцы окончательно вытеснили с территории Индонезии сначала португальцев, а потом и злейших своих врагов - англичан (к 1727 году после серии войн).

Голландская фактория Батавия в Индонезии

Ими была использована тактика косвенного управления - занимая относительно небольшие территории - ключевые порты (голландцам просто не хватало людей для освоения островов) они создали и энергично распространили весьма разумную систему налогообложения.

Организованность и военное превосходство голландцев позволяло им с минимальными потерями подавлять возникающие недовольства удельных правителей и восстания крестьян.

Однако, еще в конце XVI века цены на пряности стали заметно падать. Производство гвоздики возникло в Африке, черный перец замечательно чувствовал себя в Америке - и голландцы предприняли серьезные усилия по диверсификации местной экономики.

Под их руководством были разбиты плантации кофе, индиго, сахарного тростника, табака, какао, чая и тикового дерева - заметим, что современная нам Индонезия до сих пор в мировых лидерах по выращиванию этих культур.

Рисовые террасы, Бали

Насаждение новых агрокультур шло нежно-насильственным, если можно так выразиться, методом - по распоряжению губернатора колоний каждый землевладелец должен был 1/10 часть своих земель отдавать под выращивание нового.

В конце концов население почувствовало выгоды от выращивания "диковинок" - предлагаемые им цены были хороши а спрос - стабилен.

Голландцы же таким образом боролись против излишков пряностей на европейских рынках, что позволяло им поддерживать максимально высокие, насколько это было возможно, цены на эти товары.

В те же годы в Индонезии появилось и собственное производство - в первую очередь - сахара.

Совпало то, что производство сахара требует большого количества топлива, а леса в Индонезии было в изобилии (она и сейчас один из крупнейших экспортеров древесины в мире).

Впрочем, современная горнорудная промышленность тоже появилась на островах благодаря энергии голландцев (и сегодня это ведущая отрасль индонезийской экономики).

Во времена наполеоновских войн к островам архипелага примеривали англичане, но в 1824 году по международному договору контроль за Индонезией был возвращен восстановленным Нидерландам.

Вторая мировая война и японская оккупация Индонезии привела к "перезагрузке" левых сил и религиозных движений, взявших курс на независимость.

Индонезия расположена на 17804 островах, из которых 9634 безымянных

Что было дальше, кто такой Сухарте и чем он известен - наверное, знает каждый, поскольку этот период не слишком-то отдален от нас по времени.

Добавим к написанному разве что то, что сегодня экономика Индонезии (4-ой страны мира по количеству населения) показывает, кажется, самые быстрые темпы роста в мире.

А какое место в экономике страны занимают пряности, с которых мы и начали свой рассказ?

По-прежнему - очень заметное, как и сельское хозяйство вообще.

Хотя нефть и газ, на которые "страна 1000 островов" (островов там чуть больше 1200, на самом деле) так же оказалась богата, сегодня, конечно, приносят стране больше.