О китайцах на Дальнем Востоке в начале ХХ века

26 сентября, 14:38
В больших количествах китайская рабочая сила применялась казёнными ведомствами - военным строительным управлением и Уссурийской железной дорогой.

И хотя неоднократно предпринимались, причём на самых высоких уровнях, попытки запретить или резко ограничить такое использование, это оказалось практически невозможным делом. Благодаря массовому, дешёвому и дисциплинированному труду китайских и корейских мигрантов процветала золотопромышленность. Многие китайские мигранты занимались земледелием - или на своей земле (если имели вид на жительство), или на арендованной в обход законов у русских крестьян или казаков, у них же трудились в качестве батраков.

Оценивая их роль в строительстве, один из чиновников писал: «В деревнях и городах все постройки, начиная от церкви и кончая простой избой, производятся китайцами». Массовым явлением была китайская домашняя прислуга в семьях русских чиновников, служащих, коммерсантов, интеллигенции. Прислуга высоко ценилась из-за своей дешевизны, честности, аккуратности и мастерства. В руках китайцев находилась большая часть розничной и мелкооптовой торговли и предприятий общепита. Их трудом держалось городское коммунальное хозяйство. Массовый - во многом государственно организованный - импорт китайской рабочей силы наблюдался во время Первой мировой войны. Причины понятны — острейший дефицит собственной рабочей силы из-за мобилизации.

Тонкий, умный наблюдатель и аналитик Д.И.Шрейдер приводит слова местных жителей: «Не будь манзы (так русские поселенцы называли китайцев), мы бы все перемерли здесь с голоду». И он комментирует: «Познакомившись ближе с условиями местной жизни, я убедился в том, что в этом утверждении нет, в сущности, никакого преувеличения. Дело действительно обстоит в таком виде, что, лишись край китайцев по какой-нибудь чрезвычайной причине - всякая культурная жизнь в нём должна прекратиться. При отсутствии в этом юном крае постоянного и оседлого русского населения присутствие манзы является абсолютно необходимым условием более или менее сносного существования европейца. Без него он сидел бы здесь без пищи, питья и топлива и нуждался бы в самых существенных и элементарно-необходимых предметах человеческого общежития».

Соседство с Китаем и полная зависимость от труда китайских мигрантов осознавались в качестве проблемы, критически важной для властей и населения не только региона, но и империи в целом. Проблема виделась в том, что Китай мог поставлять по демпинговым ценам неограниченное количество рабочей силы, отличающейся дешевизной, дисциплинированностью, умением быстро осваивать новые профессии и сферы деятельности. Считалось, что это препятствовало заселению региона русскими, вело к его «окитаиванию», в возможной перспективе - потере для России. Существовало, с другой стороны, и понимание того, что без «жёлтой» рабочей силы освоение региона невозможно. Отсюда ожесточённость дискуссий, постоянное столкновение ведомственных и иных интересов, принятие ограничительных мер и их немедленное блокирование.

В начале июля 1900 года бушевавшее в Китае антииностранное восстание ихэтуаней подкатилось к пограничному Благовещенску: пароходное сообщение по Амуру было блокировано, а город подвергся обстрелу с китайской стороны. В обстановке страшной паники и паралича власти было принято решение переселить китайских мигрантов, проживавших в Благовещенске на другую сторону Амура.
В результате насильственно осуществлённой депортации несколько тысяч человек были утоплены в Амуре».
(«Китайский погром. Благовещенская «Утопия» 1900 года в оценке современников и потомков». Виктор Дятлов, Яна Гузей, Татьяна Сорокина. Изд-во Нестор-История, 2020)