О нашем знании об античности

15 ноября, 19:58
Историк Эмма Саутон в книге «Пришёл, увидел и убил. Как и почему римляне убивали» упоминает о забавной истории фальсификации персонажей времени Древнего Рима.

В I веке н.э. жила некая отравительница по имени Понтия. Вероятно, известная – о ней писал римский поэт Марциал. Далее Саутон пишет:

«Интересно, что эту женщину ждала удивительная «загробная жизнь»: отсутствие информации о ней в римских источниках побудило неизвестного выдумщика, жившего в Испании в XV в., сочинить целую биографию, нацарапать её на камне и выдать его за римское надгробие. Историки считали его настоящим надгробием Понтии и относились к написанному на нём всерьёз. Вот что в 1854 г. писал преподобный Льюис Эванс, чей прозаический перевод сатир Ювенала на английский считался стандартным: «Понтия, дочь Тита Понтия, жена Дримиса, отравила двух своих сыновей, после чего совершила самоубийство. Об этом свидетельствует надпись на её могиле». Фальшивое надгробие сохранилось, и надпись на нём гласит: «Здесь лежу я, Понтия, дочь Тита Понтия, умертвившая двух сыновей из-за проклятой жадности и убившая себя». Фальсификатора выдаёт с головой то, что он описывает суицид как что-то плохое, хотя римляне идеализировали храбрых самоубийц.

В довершение всего, Понтия попала в подложную римскую хронику, сочинённую жившим в XVI в. иезуитом по имени Херонимо Романде ла Игера. Он выдавал свою рукопись за подлинник, и в результате она оказалась не где-нибудь, а в архивах Ватикана».