Они умирали за Сталина...

7 февраля, 16:08
Лейтенант госбезопасности Мирон Лазаревич Витковский трудился в Киевском областном трибунале НКВД. Осуждал врагов народа и шпионов. А потом сам, в 1938 году, попал в спецкорпус Киевской тюрьмы в качестве арестованного и написал оттуда письмо в Горком партии в знакомом каждому чекисту стиле «Товарищ Сталин, произошла чудовищная ошибка!».

Я прочитал массу аналогичных жалоб чекистов на то, что с ними творили их коллеги по плащу и кинжалу. Забавно, что каждый второй сравнивает застенки родного НКВД либо с фашистскими, либо со средневековыми. Жаль только, что история в нашей стране мало кого чему-то учит:

«...Обстановку следствия невозможно описать. Места следствия: здание Наркомата и спец-корпус тюрьмы были превращены в форменные средневековые застенки. Арестованных самым зверским образом избивали, истязали, подвергали нравственным и моральным издевательствам. Заставляли оговаривать себя и других в невероятных преступлениях. Людей заставляли насильно записываться в троцкисты, называть себя вредителями, шпионами и т.д...

...Буквально на расстоянии двух-трех кварталов от здания Горкома и Обкома и ЦК КП(б)У (в здании Наркомата), на расстоянии нескольких улиц (в здании тюрьмы) группа сотрудников НКВД, вооруженных палками, ножками от стульев, резинами кромсала, терзала тела другой группы арестованных сотрудников, своих же братьев, своих же братьев, своих же товарищей, с которыми лишь вчера они вместе работали в одном здании, в одном коридоре или даже в одних комнатах. Этот весь ужас невозможно передать. Жаловаться нельзя было т.к. была создана непроницаемая изоляция. Только последнее время стали давать бумагу для заявлений. Больной с поврежденным позвоночником и побитыми после падения с 4 этажа костями, я не выдержал всего этого кошмара и пошел на ужасный оговор себя и других арестованных.

Будучи безгранично преданным партии, Центральному Комитету и вождю товарищу Сталину, я назвал себя членом троцкистской опганизации, хотя никогда в жизни не то, что слова, но даже мысли у меня не было троцкистского порядка...»