Последний самолет из Западного Берлина

8 ноября, 13:02
Этот удивительный город, доставшийся нам жребием Судьбы в качестве новой родины, не сравним ни с каким другим в мире. Окруженный по периметру советскими танками и беспощадными восточно-германскими пограничниками, он жил своей кометной жизнью, как маяк среди серого моря.

Здесь платили особую премию- застенные деньги: за "удовольствие" жить под угрозой советских пушек. Здесь не вынимали ключи зажигания из авто: угонять ворованные было некуда, вокруг ГДР. Здесь на перроне Цоо возвращали туристам деньги за совершенные покупки: теперь это банальный возврат НДС, но когда мы испытали это волшебство на себе при "развитом социализме", то влюбились в этот город безответно.

Для советских он был Тем Светом: в Западный Берлин пропускали без виз из ГДР всех, кроме самих восточных немцев. А для Западного Мира этот город был оком урагана: оазис буржуазной жизни посреди мрачного и жестокого соцлагеря.

Вело сюда две двери, обе воздушные. Чтобы, минуя досмотры гдровских погранцов и подкаты штази оказаться в этом оазисе, надо было сюда прилететь. В Темпельхоф или в Тегель. Темпельхоф, который помнит барина Маяковского

( И чего дивится люд,

Что за невидаль верблюд?

Я на Юнкерсе катался,

Да и то не удивлялся...), закрыли давно. А вот Тегель закрывается сегодня. В 15 часов улетит самолет на Париж.

На самом же деле, как часто случается в Берлине, все немножко иначе, чем декларируется. Рейс Эйр Франс не последний, а церемониальный. 60 лет назад таким же церемониальным рейсом открылся аэропорт Тегель.

А последний рейсовый самолет из Тегеля уже улетел. Вчера. В Мюнхен. Это был рейс Люфтганзы в 21.20, самолет Airbus A350-900 ( фото). Получилось гораздо более символично: струна Мюнхен - Западный Берлин все годы Холодной войны звучала, как живая нота. Многие здесь десятилетиями жили с мыслью успеть на последний самолет из Западного Берлина...

И вот он улетел. А вместе с ним окончательно прекратил существование тот сказочный умопомрачительный город, который никак не должен был существовать, но вопреки этому - жил, пел, веселился и расписывал Стену со своей стороны. С другой стороны она оставалась девственно чистой: за приближение к ней убивали. И мой храбрый город слышал эту стрельбу и плакал вместе с родными погибших. Но утирал слезы и поднимал взгляд к небу: там красивый самолет снижался к Тегелю...