Про "западобоязнь"

12 января, 17:01
Зачитался биографией писательницы Ольги Берггольц (Вячеслава Улыбина «И лжи заржавеет печать…»). В частности, встретилось описание ею атмосферы «сталинской мрачной семилетки» (1946-53).

Тут ещё надо понимать, что Берггольц вышла из интеллигентной семьи, в целом недолюбливала советскую власть (за что та отплатила ей тюрьмой в 1938-м, пусть и краткосрочной). Заодно из этой записи её дневника от 25 ноября 1947 года (авторше – 37 лет) видишь, что стилистика нынешнего русскоязычного Фейсбука имеет глубокие корни. И перекличка этого позднесталинского семилетия с нашим временем тоже очевидна (конец любого долгого правления в России одинаков).

«25/11-47. Почитаешь «Литературку» - и как кусок говна съешь. Этакого «крупного говна». Особенно расстроила меня статья об «Приезжайте в Звонковое». Но даже от статьи веет такой ложью, таким блядством, что просто ужас. Чего стоит это утверждение, что «в нашей стране вопрос послевоенного неустройства человека может быть разрешён только комедийно», или эта, уже превращающаяся во всеобщую государственную манию - западобоязнь - боязнь каждой ничтожной мелочи, идущей Оттуда, боязнь культуры их, вплоть до классической, эти утверждения, что «только у нас» - всё самое лучшее, самое передовое, только у нас люди способны на подвиг, боязнь, сопровождающаяся «возмущением» по поводу «клеветы о железном занавесе...»

Боже мой, какой мы одинокий народ! И если всё - «только у нас» - то на что же мы, получается, осуждены? Если даже никто, кроме нас, не способен на равное нашему самоотвержение, подвиг - значит, мы так и будем одиночествовать, воевать со всем миром, и внедрять наши идеалы и строй только с помощью оружия. Ведь вот что получается от этой проповеди - «только у нас», «только мы», и «мы самые лучшие» - это теория исключительности».