Пряности

11 апреля, 15:00
С самого начала истории человечества, вплоть до конца XIX века, борьба за богатство была борьбой за обладание пряностями.

Историки считают, что человечество с ранних пор использовало разного рода приправы растительного происхождения для того, что как-то "отбить отвратительный вкус мяса".

Так или иначе, но начиная с I тысячелетия до н.э. самым выгодным и ходовым товаром в мировой торговле были пряности. И носила эта торговля в самом деле всемирный характер. Пряности выращивались в Малайзии, Индонезии и Индии, оттуда их доставляли к северо-западному побережью Индостана, там их перегружали на арабские суда, которые доставляли груз в район Омана или в Египет, а уже оттуда караваны везли пряности к Средиземному морю.

Эта часть пути пряностей не менялись две с половиной тысячи лет (хотя правители менялись, конечно), именно она составляла фундамент богатства упомянутых стран. Менялись только посредники в акватории Средиземноморья.

Дорога пряностей

Весь этот "путь пряностей" занимал около двух лет и был "выстлан костями".

В XII веке пальму первенства в торговле пряностями завоевали венецианцы. Папская булла тогда запрещала христианам торговлю с сарацинами, но ушлые венецианцы добились исключения для себя: им было позволено "открывать порты в Индии" для торговли пряностями.

Где была эта самая Индия, тогда мало кто представлял (Марко Поло еще не только не совершил свое путешествие, но даже еще и не родился), поэтому венецианцы открыли свои фактории в Византии и на восточном побережье Средиземного моря, завоевывают Крит. Их корабли загружаются пряностями, спускаясь за ними в среднее течение Нила.

В начале XIV века один из французских купцов подсчитал, что пряности на пути в Европу 12 раз перепродавались. При этом, как мы знаем сегодня, самую большую прибавленную стоимость этот товар получал на последнем этапе, побывав в руках венецианцев - монополия позволяла всё.

При продаже специй пользовались аптекарскими весами, доли грамма тоже были важны и стоили денег

Венеция расцвела - в средние века не существовало города более богатого и влиятельного. Но в середение XV века пал Константинополь, турки решительно прибирали торговлю пряностями в свои руки.

Маленькая Венеция решительно вступила в войну с гигантской империей. Венецианцы создавали многочисленные коалиции, тратили огромные деньги на формирование армий и флота.

Территориально Порта выиграла. Стратегически проиграли обе державы, закончив войну в середине XVI века абсолютно обескровленными и обедневшими. Но главный проигрыш был не в этом, а в том, что, начиная с этого момента, эпоха Великих Географических Открытий переписала карту мировых торговых путей, и сама по себе война, начинавшаяся как война за традиционные торговые пути, потеряла смысл, победителей в ней быть уже не могло.

Битва при Лепанто, может быть, крупнейшее морское сражение своего времени, в котором Священная лига под руководством венецианцев нанесла сокрушительное поражение Порте. Но - шел 1571 год, и Средиземное море, за обладание которым и спорили две недавно еще великих державы, превратилось к тому времени из самого главного морского пути в местечковое, второстепенное - несколько десятилетий наза деньги ушили в океанскую торговлю. Они и по сей день там.

Как это частенько случалось (и случается по сей день) воевали не там, не с теми и не по тому поводу...

Наверное, генуэзец Колумб оказался в Португалии случайно, но там он научился тому, чему не мог научиться у себя на родине: он научился управлять каравеллой, которая, в отличии от генуэзских и венецианских галер, могла пересечь океан. Предложив свои услуги в поиске более удобных морских путей в Индию, он, сам того не ведая, открыл новую эпоху.

Но потрясла Европу не его история, значение которой тогда еще мало кто понял, а возвращение экспедиции Магеллана. Из уст в уста передавался рассказ о том, что, хотя из пяти кораблей вернулся только один, а из 280 моряков только 18, привезенные ими пряности позволили полностью окупить расходы на плавание (есть свидетельства, что "инвесторы" получили 300%-ю прибыль) но и разбогатеть самим вернувшимся.

Испания и Португалия стали главными поставщиками пряностей на мировой рынок. Чуть позже в эту борьбу вступили Франция, Нидерланды и Англия. Именно две последние державы особенно преуспели, создав свои Ост-Индские компании, пользовавшиеся, как и венецианцы в более отдаленные времена, монопольными правами, что, разумеется, не делало пряности более доступным товаром.

Голландская Ост-Индская компания, крупнейшая корпорация в истории человечества, в какой-то момент практически монополизировала торговлю пряностями, захватив самые богатые пряносями места планеты, почти всю Индонезию

Высокие цены поддерживали иногда поистине зверскими методами: в 1760-м, например, в порту Амстердама сожгли 4000 тонн пряностей, дабы не переполнить рынок. Говорят, несколько дней вся Голландия вдыхала ароматные запахи...

Конец этой эпохи, как это всегда бывает, подкрался неожиданно и не случился "в один прекрасный день", а происходил довольно плавно, хоть и уместился в относительно небольшой (около 70 лет) исторический отрезок.

Тому не было одной причины (тоже - как всегда), сработало сразу несколько факторов.

Во-первых, в мировую торговлю пряностями в начале XIX вступили американцы, начав с производства и продажи черного перца, и начали интенсивно сбивать цены на этот товар. После этого высокие, элитные цены на этот товар не вернулись уже никогда, а только стабильно падали.

Лавка колониальных товаров, XIX век. Аптекарские весы исчезли, а к продаваем специям добавились чай, кофе, какао и множество других товаров, захватив лидерство в потерблении и, что самое главное, став не эксклюзивными, а повседневными.

Во-вторых, вдруг оказалось, что миру нужнее железо и хлопок, пшеница и древесина - начинавшаяся индустриальная эпоха меняла ориентировку мировой торговли. Мир становился демократичнее - потребителями становились не только вельможи, но и простолюдины, и "простого продукта" требовалось в детски и сотни раз больше, чем веком ранее.

В-третьих, вдруг человечество научилось выращивать часть специй самостоятельно.

Ну и, наконец, в самом начале ХХ века в широкий обиход вошли искусственные эссенции, которые стали широко использоваться в пищевой промышленности.

Эпоха "пряности дороже золота" завершилась.