Россия второй век бежит по кругу наступая на те же грабли

9 октября, 23:12
В этом тоже состоит историческая колея – как только Россия подкапливала немного жирок в мирное время, то этот жирок предпочитали пускать не на внутреннее развитие, а не внешнюю экспансию (чтобы в итоге потом сжечь вместе с жирком и всё государство).

В журнале «Отечественная история», №1, 2007 читаю об отчётах в Госдуме российского МИДа в позднецарское время. С 1908 года Дума стала утверждать бюджет МИДа, и пара недель дебатов вокруг этого бюджета превращалось в настоящее шоу. Суть же этого шоу была одна – безумный реваншизм. На самом деле катастрофа царского режима готовилась не с 1914-го, а существенно раньше. Главным требованием депутатов к МИДу было как можно жёстче подходить к балканским делам, а также к скорому(!) разделу Турции. Настоящий вой поднялся среди этой публики, когда Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину в 1909 году. Да, и ещё требованием было как можно быстрее порвать с Германией. Войны эта публика требовала каждый год.

В этом реваншизме были едины все фракции – либералы (кадеты), умеренно-правые (октябристы), крайне правые черносотенцы (у кадетов Милюков верещал даже погромче других фракций). Кроме одной – фракции левых (социал-демократов), но она была слишком мала, чтобы голос её был услышан. Так что городское общество позднецарской России процентов на 85-90 было поражено реваншизмом.

В этом тоже состоит историческая колея – как только Россия подкапливала немного жирок в мирное время, то этот жирок предпочитали пускать не на внутреннее развитие, а не внешнюю экспансию (чтобы в итоге потом сжечь вместе с жирком и всё государство).

Аналогии с нынешним временем тоже уместны.

Что интересно, недавняя речь Путина с осуждением западного неоколониализма почти точь-в-точь повторяет тезисы начальства вековой давности – когда Россия собиралась воевать с Англией. Об этом тоже читаю в «Историческом журнале», №1, 2007.

В 1899-1900 годах Россия, воспользовавшись отвлечением Англии на войну с бурами в Южной Африке, намеревалась дать бой Англии на территории её Индии.

«Николай II планировал активное вмешательство в выяснение англо-бурских отношений вплоть до весны 1900 г. Возможность вмешательства рассматривалась на самом высшем уровне. В часто цитируемом письме Николая II сестре Ксении император писал: «...Мне приятно сознание, что только в моих руках находится средство вконец изменить ход войны в Африке. Средство это очень простое - отдать приказ по телеграфу всем туркестанским войскам мобилизоваться и подойти к границе. Вот и всё! Никакие самые сильные флоты в мире не могут помешать нам расправиться с Англией именно там (в Индии – Т.), в наиболее уязвимом для нее месте».

А чтобы подготовить общество к войне, пропаганда того времени стала описывать Англию, да и вообще почти всю Европу, как исчадие ада и сатанизм. Европейское общество провозглашалось гниющем, потерявшим веру, развращённым. Не хватало только геев и родителей-1-2, чтобы это стало похоже на то, как описывается Запад у нас сегодня. Журнал приводит цитаты пропаганды 1899-1900 годов:

«Картине колониализма «по-английски» могли бы позавидовать его будущие марксистские критики: проводниками британской колониальной политики назывались английские капиталисты, сущность именовалась эксплуататорской, а результаты объявлялись губительными для народов стран Азии и Африки. Англичан обвиняли в том, что они сознательно поддерживали выгодный им голод в Индии, что они опустошили Ирландию и довели Китай до катастрофы.

В отличие от европейских колонизаторов, русские на страницах «Нового времени» представали не завоевателями, а «организаторами Востока». Опыт российского колониализма показал, по мнению газеты, что со своей миссией к началу XX в. Россия справилась успешно: в Центральной и Средней Азии был ликвидирован «произвол мусульманских властителей» и привита «культурная жизнь». Как отмечало «Новое время», уникальная способность «жить в ладу и мире» с азиатскими народами присуща только русским. Саму «цивилизованность» англичан публицисты начинали ставить под сомнение.

«Европейская цивилизация эволюционировала к бирже, а люди не стали ни лучше, ни счастливее. «Какой толк в более высокой цивилизации, если она не научила англичан ни человечности, ни справедливости?» - вопрошали русские публицисты. «Плоды просвещения» не смогли облагородить «жаждущих золота и господства» англичан. Прогресс и цивилизация привели их (равно как и европейцев вообще) к тому, что они «утратили Бога». Между тем своим развитием человек обязан «не фабрике, не бирже, не науке, не искусству, а божественному огню откровения», писало «Новое время».

Для поведения англичан на международной арене стали свойственны «нахальство», «наглость» и цинизм. Англия превратилась в «страну торгашей», вершащую судьбы других народов во имя собственной выгоды.

«Храбрые бритты» сражаются лишь в том случае, если владеют технически совершенным оружием. Вне сражений предаются «попойкам в клубах» и «любовным шашням», а в бою предпочитают не рисковать своей жизнью.

«Варварская» Россия имеет куда больше прав именоваться цивилизованной, чем «культурная» Англия».

Но в итоге воевать Россия с Англией передумала, а там и настала пора клянчить кредиты и технологии у «презренных сатанистов-англичан», и идеологическая антианглийская кампания была свёрнута.

(Как уже писал не раз, Россия в форме косплея сейчас возвратилась в позднецарское время)