Тамплиеры

Если бы рыцари - участники первого крестового похода, или хотя бы хронисты, описывающие их подвиги в Святой земле, знали бы о существовании Гомера, то они наверянка сравнивали бы крестоносцев с героями Илиады, назвав бы, например, Танкреда Тарентского неукротимым Ахиллесом, а Готфрида Бульонского - непреклонным Агамемноном.

Но вот Гуго де Пейна сравнить им было не с кем: у Гомера просто нет ни одного кандидата на роль "незаметного героя", "простого солдата", которым, безусловно, и являся до определенного времени наш герой.

К моменту окончания первого крестового похода ему исполнилось всего 19 (а в рыцари он был посвящен в 15, что не было в те времена удивительным), он был беден, беден настолько, что делил со своим товарищем одну лошадь на двоих, судя по всему, его особо никто не ждал в родной Шампани, и грабежи в Святой земле не обогатили его.

Ему и его друзьям негде было жить, и один из храмов приютил восьмерых рыцарей, в благодарность за что рыцари объявили себя рыцарским орденом Бедных рыцарей Храма Соломона (ученые спорят, были ли именно это их самонаименование самым первым) и поклялись защищать Храм, а так же паломников, которые прибывали в Святую землю, от разбойников.

Мысль посвятить себя Христу, не снимая пояса с рыцарским мечом, пришла им в голову на десятом году их жизни в Иерусалиме, и именно этот, 1119 год, считается годом основания второго по древности, после госпитальеров, рыцарского ордена - ордена Храмовников, или Тамплиеров, а лидер этого небольшого отряда, Гуго де Пейн, стал первым магистром Ордена.

И уготована будет этому Ордену краткая, по историческим меркам, но чрезвычайно яркая судьба.

Тамплиеры в начале своего служения были не просто бедны - они были, буквально, нищими, до такой степени, что король Балдуин II и патриарх Иерусалима Вармунд вводят специальный налог с некоторых окрестных деревень в их пользу.

В 1128 году на соборе в Труа был Орден признан официально (и получил освобожение от налогов, что станет ценным камнем в фундамент их благополучия), больно уж сильное впечатление производит на участников собра бедность и отрешенность братьев от мирского, а св. Бернар, аббат Клерво (племянник де Пейна) разрабатывает устав Ордена.

В 1139 году папа Иннокентий II издает буллу, согласно которой тамплиеры подчинаяются только лично папе и имеют право пересекать любые границы, не платя пошлины.

Тамплиеры тем временем активно рекрутируют рыцарей в Орден, в миру считается богоугодным делом жертвовать им имущество и земли, и Орден бедных, даже нищих рыцарей довольно быстро богатеет.

Тамплиеры беспрестанно воюют (и будут воевать на протяжении всей истории ордена), участвуя во всех сколько-нибудь заметных боях и в Палестине, и даже в Испании, и слава об их подвигах разносится довольно далеко, привлекая под знамена ордена все новых и новых людей, но очень быстро рыцари-храмовники начинают проявлять себя как искуссные финансисты и надежные управляющие имуществом.

О боевой стороне их существования складываются легенды - впрочем, легенд о воинских подвигах в мире сложено невероятно много и по любому поводу, поэтому их пересказыванием мы заниматься не станем, нас Орден тамплиеров интересует прежде всего как невероятная межнациональная бизнес-корпорация.

Хотя и не следует забывать о том, что военный грабеж на протяжении всей истории ордена был отличным способом пополнения их казны.

Так, стоимость награбленного при взятии Константинополя в 1204 году оценивают в 1-2 млн. марок серебром, что превышало совокупный доход всех европейских государств - и значительная часть этих денег пополнила казну именно тамплиеров.

Тамплиеры имеют (так уж сложилось) свою армию, свой суд, свою полицию, свою независимую казну, они не подчиняются никому, кроме собственных начальников (правда, внутри Ордена царит очень жесткая дисциплина) и быстро обрастают надежными связями не только в Святой земле, но и по всей Европе.

С самого начала храмовники занимаются тем же, чем и обычные монашеские ордена: они строят монастыри, котрые служат убежищем и людям, и их имуществу - убежищем, как минимум, в сакральном смысле.

Но монастыри рыцарей - это обязательно крепости, окруженные мощными стенами, на которых несет стражу искушенное в воинстком искусстве братство, выглядят надежно, и именно в эти монастыри отдают на сбережение свое имущество или деньги, которые копят и собирают на какие-то определенные цели.

Каждый вклад помещался в специальный ларец, ключ от которого надежно охранялся.

Тамплиерские храмы исполняют функции современного банковского сейфа.

Плату за такую услугу братья берут, в понимании современников, скромную, что только добавляет их "сейфам" популярности.

Орденским братьям поступают на хранение, в том числе, и деньги самых знатных особ Европы: королевская казна Англии и Франции тоже храниться у них.

Довольно быстро в ордене становится обычным делом давать в долг путшествующим в Святую землю (это угодно богу - и само путешествие, и помощь путешественникам) - видимо, именно с этого начинается деятельность тамплиеров как самой могущественной финансовой корпорации своего времени.

Первый картулярий, о займе для некого Пере Десде из Сарагоссы, датирован 1135 годом. Тамплиеры были чрезвычайно осторожны и, как и всегда в дальнейшем, потребовали залог, который гарантированно покрывал бы сумму займа.

Кроме залога, свою финансовую безопасность орден обеспечивал системой штрафов (они могли достигать 60 и даже 100% от выданных денег) и, собственно, процентами по кредиту.

С последним дело обстояло сложно: по сути, это нарушало все христианские заповеди, ростовщичество было проклято а самим ростовщикам грозило отлучение от церкви, что тогда означало, по сути, объявление отступника человеком вне закона, но церковь и орден нашли здесь понимание: по сути, церковь "крышевала" орден, закрывая глаза на ростовщический процент, орден же щедро жертвовал в пользу церкви.

Понятно, что при кредитовании стороны проявляли лукавство, объясняя разницу в сумме кредита и суммы его возврата разницей в курсах (что было актуально, так как в ареале их действия ходило невероятное количество "валют").

Штрафы за невозврат денег в срок служили и инстументом обмана: надо было указать на бумаге срок возврата и штраф за неустойку, а на словах договорится о возврате в другой срок, позже означенного в договоре.

Впрочем, с возвратом денег боевикам в рясе особо не шутили: как известно, божье слово и меч действуют несколько более эффективно, чем просто божье слово, а случаи наказания должников - были.

В начале XII века орден вовсю занимается уже трастовыми операциями: берет на себя управление имуществом рыцарей, отправляющихся в крестовые походы или паломничество.

В этом качестве тамплиеры превосходны: бизнес-процессы, как сказали бы мы сейчас, у них прекрасно отстроены, налажен строжайший учет произведенного и хранимого, их честность не подлежит сомнению, напротив, малейшее сомнение в честности обрекает брата-рыцаря на наказание.

Проводятся и "показательные порки": например, в Англии тамплиер Хокстон, собиравший десятину для короля, что-то оставлял себе. Немножко. Когда об этом стало известно, король его простил, а вот магистр — нет, и подверг суровому наказанию, о чем стало известно всем клиентам ордена.

Земельные владения ордена неибыкновенно велики: в середине XIII века они составляют уже около 10,5 тысяч мануариев (эта единица площади земельных угодий оценивается на глазок и несколько по-разному в разные времена - но это не меньше 100 и не больше 200 гектаров - именно мануарий считался достаточным, чтобы доход с него позволил бы полностью вооружить одного рыцаря).

Впрочем, не земельными угодьями сильны храмовники (например, ордену иоаннитов принадлежит вдвое больше земель), а именно свими финансовыми операциями.

Орден быстро создает довольно разветвленную сеть представительств - комтурий, которые создавались на перекрестках дорог.

Тамплиеры всерьез вкладывались в строительство дорог и их охрану (качество построенных ими дорог оценивают, правда, не слишком высоко, но стоит учесть, что дорог в те времена не существовало вовсе), но довольно быстро комтурии, кроме функции дорожной стражи, обретают еще и функции, по сути, банковских представительств, начиная с операций обмена денег, которых в Европе того времени великое множество - по сути, каждый владельный феодал печает свою монету.

Опыт обмена и оценки денег у тамплиеров уже есть: привелегия обменных операций на знаменитых Шампанских ярмарках дарована им еще графом Шампани Гуго II в начале XII века.

Сам граф стал одинм из первых, вступивших в рыцари ордена после его утверждения папой римским, и это монопольное право, предоставленное им братьям в качестве своего взноса, во многом определеило направление хозяйственной деятельности Ордена.

Наличие столь разветвленной сети комтурий (около 9 тысяч только в Европе) приводит к революционному для своего времени шагу - появлению безналичных платежей - теперь вместо перевозки с собой денег, занятия чрезвычайно опасного и довольно дорогого (надо было нести значительные расходы на охрану перевозимого) можно было путешествовать с кусочком пергамента в руках, на котором написана указана задепонированная сумма, подтвержденная отпечатком пальца получателя (нет, никакими тайными заниями об особенностях папеллярных линий храмовники не владели, просто уровень грамотности их клиентов был весьма невысок).

Дважды в год эти "дорожные чеки" из всех комтурий собирались в едином центре, чтобы подвести баланс.

Более грамотных и опытных в финансовых делах людей в средневековье, наверное, не существовало: рыцари овладели наукой двойной бухгалтерии, знали, как правильно вести учет, они, кажется, точнее всех других банкиров вели курсовые операции.

Привлекательным выглядел маленький процент, под который они ссужали деньги: он был фиксированным и не превышал 10% годовых, в то время как все остальные ростовщики Европы брали не меньше 40 (хотя "не меньше" - не совсем верное определение: ставки в городах Германии, например, составляли около 170%, кажется, высший процент на континенте, в Англии колебался от 43 до 120%, в зависимости от надежности залога).

В реальности существовала некая иерархия в кредитном деле, и на самой его вершине были тамплиеры, которые ссужали, всегда под весьма недежный залог, деньги под 10%.

Купечество, как правило, не имевшее такого уровня надежности залога, кредитовалось ломбардцами, которые оценивали свои риски выше, чем тамплиеры - свои: действительно, риски успешности торговых операций были велики.

На нижнем уровне кредитные операции велись еврейскими банкирами, риски которых были сильно выше рисков и ломбардцев, и храмовников.

Услугами последних, впрочем, не брезговали и венценосные особы - благо, римские папы, которым удобно было винить во всех проблемах христианского мира иудеев, периодически объявляли долги евреям прощенными.

Но если от долгов евреям и даже ломбардцам можно было отделаться, то от долгов тамплиерам - никогда: нарушение догвооров с ними было не только светским нарушением, но и святотатством.

Устав Ордена повелевал храмовникам заботится о бедных: они должны были не менее трех раз в неделю кормить всех, нуждающихся в еде, причем не менее четырех человек усаживать за собственный стол.

Устав предписывал рыцарям передавать свое имущество в пользу Ордена или в его управление, но почти сразу, с момента возникновения организации, это правило трактовалось как регулярный взнос, что не отпугивало от Ордена знатнейших и богатейших феодалов.

В принципе, устав не позволял рыцарям какие-либо излишества, даже имущество каждого из членов Ордена было строго регламентировано (было описано, каким количеством обуви, одежды, оружия и лошадей они имели право владеть), но, как мы знаем, самые строгие регламенты не всегда выполняются.

В конце XII - начале XIV веков орден тамплиеров сложился в мощнейшую в Европе финансовую имеприю, их ежегодных доход превышал 54 млн франков, что было многократно больше доходов, например, французской короны или папского престола, а все европейские монархи и все епископства были их должниками.

Долги отдавать не любит никто - ни простолюдины, ни венценосцы. В итоге в правящей верхушке Европы сложился полный консенсус насчет судьбы ордена: он должен быть уничтожен, а его имущество конфисковано.

Тайные переговоры папы с королем Франции (орден считался "французским", хотя и действовал на всех известных землях) сводились к тому, кто будет судить храмовников, то есть, по сути, к тому, кто завладеет их имуществом.

Филипп IV Красивый, кроль Франции, прославившийся своей активностью и своей полной безграмотностью в делах финансовых (чего только стоит уничтожение им Шампанских ярмарок) и политических (Столетняя война с Англией, начавшаяся уже псоле его смерти, стала плодом его "дипломатии"), атаковал первым, в 1307 году арестовав великого магистра ордена Жака де Моле и всех, кого только смог арестовать.

Суд по натужно выдуманным обвинениям в ереси и поклонении сатане длился долго, и в 1314 году магистра и его приблеженных казнили.

Сам орден был распущен специальным папским указом в 1312 году.

Имущество тамплиеров будут делить еще очень долго, но главным бенефициаром ограбления станет король Франции, долги которого тамплиерам оказались аннулированными.

По судебному решению те, кому перешло имущество тамплиеров, обязаны были выплачивать пенсии тем рыцарям, которые избежали казни.

О количестве членов ордена спорят до сих пор - называют цифры в 10, 20 и даже 30 тысяч человек.

Возможно, разница в оценках заключается в том, кого следовало считать, так как в ордене было четыре ступени: собственно рыцари, капелланы, оруженосцы и слуги.

В действительности во Франции, бывшей центром их деятельности, было арестовано 354 человека, намного меньше - в других странах Европы.

Где-то правосудие и вовсе отнеслось к храмовникам щадяще: например, в Испании, где пытки были запрещены и король на смог получить на их применение согласия кортесов, тамплиеры избежали самооговоров и, в массе своей, не пострадали, а в Португалии на базе ордена тамплиеров король учредил новый орден, просуществовавший до XVIII века, и Васко да Гама совершал свое великое плавание под парусами, украшенными восьмиконечным тамплиерским крестом.