Трагедия страшнее Хатыни: 14 апреля 1943 года советские партизаны сожгли белорусскую деревню Дражно

18 ноября, 20:20
В тот день в Дражно были убиты 217 человек, в основном старики, женщины, дети и инвалиды. Не пощадили гости из леса даже семьи фронтовиков, которые до этого не тронули нацисты. 79 деревенских полицаев, вооруженных и укрывшихся в немецких дзотах неподалеку, не пострадали — с ними «мстители» решили не связываться.

Сразу же после того как партизаны ушли назад в лес в разрушенную и залитую кровью деревню вступили немцы, которые тут же начали оказывать выжившим медицинскую помощь. Имя командира партизан, устроившего бойню, хорошо известно — это был Лапидус из отряда имени Кутузова.

Показания уцелевших дражненцев подтверждаются документами из Национального архива Республики Беларусь.

"Мы побежали спасаться на огород, а мама вернулась в дом, хотела что-то вынести. Соломенная крыша хаты к тому времени уже пылала. Я лежал, не двигался, долго не возвращалась мама. Повернулся, а ее человек десять, даже женщины, колют штыками, кричат: «Получай, сволочь фашистская!» Видел, как ей перерезали горло. - Старик снова сделал паузу, его глаза были опустошены, казалось, Николай Иванович снова переживал те ужасные минуты. - Катя, сестра моя, вскочила, просила: «Не стреляйте!», достала комсомольский билет. До войны она была пионервожатой, убежденной коммунисткой. Билет и партийное удостоверение отца во время оккупации зашила в пальто и носила с собой. Но высокий партизан, в кожаных сапогах, обмундировании начал целиться в Катю. Я закричал: «Дзядзечка, не забівайце маю сястру!» Но раздался выстрел. Пальто сестры вмиг набрякло кровью. Она умерла на моих руках. Я навсегда запомнил лицо убийцы".

"У деревенского продовольственного магазина мы встретились с другими живыми свидетелями партизанского преступления. До дома Евы Мефодьевны Сироты (сегодня бабушке идет 86-й год) партизаны не добрались.

- Деточки, не дай Бог кому-нибудь узнать ту войну, - хваталась за голову Ева Мефодьевна. - Мы выжили, а мою подругу Катю застрелили, хоть кричала: «Я своя!» Застрелили невестку и свекровь, их маленького мальчика бросили умирать. А ведь отец их семейства воевал на фронте.

- Люди хавались в ямах из-под картошки, так одну семью прямо там и расстреляли, не пожалели, - с отчаянием говорил 80-летний Владимир Апанасевич. Дедушка не выдержал и разрыдался. - Меня судьба спасла, а ведь некоторых подростков партизаны специально отводили за полкилометра в поле и расстреливали. Недавно к нам приезжали из райисполкома, человек восемь. Спрашивали о сожжении Дражно партизанами, правда ли это. Больше молчали, покачивали головами. Так молча и уехали".