Война Токов

29 апреля, 18:54
Томас Алва Эдисон, Никола Тесла и Джордж Вестингауз, которых считают главными фигурантами "войны токов". Хотя, по сути, "войну" вели все-таки Эдисон и Вестингауз, но молва не в силах обойти загадочную и романтическую фигуру Теслы.

Нью-Йоркским городским советом созыва 1882 года овладевало беспокойство - было непонятно, кто щедрее - газовые монополисты или банкир Морган, и кто из них в состоянии предложить большие деньги за разрешение на освещение электричеством одного из кварталов города.

Интрига подогревалась тем, что подкупать политиков публично тогда уже считалось неприличным - все переговоры проходили в глубокой тайне.

В итоге, при яростном сопротивлении мэра города, подавляющим большинством голосов некому Томасу Алве Эдисону, основателю корпорации "Edison Illuminating Company", производившей лампочки, генераторы и кабели, в которую вложил массу денег досточтимый Морган, было дано разрешение на строительство электростанции в центре города.

Электростанция была, но нынешним меркам, совершенно малюсенькой, её мощности хватало на обеспечение работы 800 лампочек, а генераторы производили невероятный шум и вибрацию.

Первая электростанция Эдисона, Нью-Йорк, 1882 год. На её открытие был приглашен весь городской бомонд во главе с мэром города. Когда электростанцию включили, то она издавала такой гроход и вибрация от движения машин была так сильна, что гости решили, что началось землятресение и в панике ринулись наружу, протискиваясь сквозь узкие двери. Чем немало посмешили изобретателя и рабочих.

Эта первая электростанция была опытным, а не коммерческим предприятием - денег за освещение с первых счастливцев не брали - зато великий бизнесмен Эдисон верно рассчитал рекламный успех этого предприятия.

К этому времени изобретенный Яблочковым и усовершенствованный Лодыгиным "русский свет" перестал быть русским - лампочка Эдисона проделала эволюцию от 12 до 1200 часов непрерывной работы, она давала более ровный и сильный свет, чем газовый рожок или свеча, и обещала стать значительно дешевле своих предшественников - что и произошло всего через несколько лет после описанной истории.

Эдисон шел на огромный риск - желая покорить рынок, он продавал лампочки по цене $0,4 при первоначальной себестоимости их производства в $1,1. Четыре года убытков в итоге обернулись фантастической победой Эдисона - масштабирование позволило ему, в итоге, снизить себестоимость производства до $0,22, а продажи лампочек довести до 1 млн. штук в год - и этот, 1890 год, с лихвой покрыл все убытки, а прибыль компании с тех пор только росла.

Кроме того, Эдисон сделал то, что не делал никто до него - он придумал цоколь и винтовую резьбу на лампочке, электропроводку с выключателем, вилку и штепсель, предлагая, в итоге, не саму лампочку а - готовое решение по освещению.

Томас Эдисон и его электрическая лампочка

Успех Эдисона сильно портил объявившийся конкурент, некий Джордж Вестингауз, который придумал использовать вместо постоянного тока - переменный. Так как потребление электроэнергии сильно росло, то на повестку дня встал вопрос о ее передаче на большие расстояния, а постоянный ток имел серьезный недостаток - слишком много энергии тратилось на обогрев проводов.

К тому же именно Вестингауз принял на работу талантливого инженера-эмигранта Теслу, которого ранее уволил Эдисон, пообещавший Тесле 50 тысяч долларов за некие технические решения. Когда гениальный Тесла создал требуемое, Эдисон отказался ему платить, объяснив сербу, что он пока еще недостаточно хорошо понимает американский юмор.

Вестингауз поступил иначе, предложив Тесле один миллион долларов плюс роялти от внедрения его разработок.

Переменный ток быстро завоевывал почитателей.

Бизнес Эдисона, основанный на патентных отчитслениях, зашатался, но...

Казнь Уильяма Кеммлера на электрическом стуле

Откуда-то (от некоего инженера Брауна, сотрудника Эдисона) в Конгресс зашла идея об использовании электрического тока для смертной казни. 

Понятно, что убивать надо "опасным" переменным током, а не "безопасным" постоянным.

Вестингауз горячо протестует против этого решения, но Конгресс его одобряет.

После первой казни на электрическом стуле (Вестингауз нанял преступнику, некоему Кеммлеру, лучших адвокатов, но это не помогло) газеты выходят с заголовками: "Вестингауз казнил Кеммлера".

Эдисон, гений черного пиара, однако проигрывает рынок - не потому, что его черный пиар был недостаточно черным, а потому, что в это время в далекой Европе было найдено кардинальное решение проблемы передачи электричества.

"Война токов" закончилась победой тока переменного после открытия Доливо-Добровольским, русским инженером немецкого AEG, трехфазного переменного тока и первым же его удачным экспериментом по передаче тока на расстояние в 170 километров. 

Казалось, судьба спора решена - однако до 1920 года еще строятся - но все реже и реже - электростанции постоянного тока.

Электический генератор Никола Теслы, производства Вестингауза

Полный переход со станций постоянного тока на переменный занял почти столетие.

Говорят, что, например, в Сан-Франциско по сей день есть скромный, экзотический, но вполне реальный шанс столкнуться с постоянным током - и не только в Сан-Франциско.

Эдисон со своим поражением в "войне токов" согласился молча - в 1892 году он объединил свою компанию с двумя другими, специализирующимися на устройствах переменного тока - так, собственно, и родилась компания General Electric.

Война между Эдисоном и Вестингаузом, однако, не утихает - проект Ниагарской электростанции выкраден агентами Эдисона из офиса Вестингауза и предложен акционерам строительства от имени GE.

Удивительно, но акционеры, главным среди которых был уже знакомый нам спонсор Эдисона Морган, разобрались с этим инцидентом и справедливость восторжествовала - подряд получили Вестингауз и Тесла.

Ниагарская ГЭС

Открытие Доливо-Добровольского было, бесспорно, революционным (запатентованная им в 1891 году конструкция трансформатора без значительных изменений дожила до настоящего времени) и дало начало процессу, известному как электрификация.

Начиная именно с этого момента электричество становится массовым, доступным и дешевым - до этого момента, хотя во всю уже использовался телеграф и телефон, по улицам многих городов уже бегали трамваи, эксперименты с радио были успешно проведены, появились электрические моторы на заводах, а электрическая лампочка побеждала газ - эта новая энергия все еще была экзотикой.

Правда, открытие Доливо-Добровольского было весьма успешно, с юридической точки зрения, оспорено Westinghouse Electric Corporation - Вестингауз доказал суду, что все патенты AEG насчет трехфазного тока являются всего лишь версией изобретенного Теслой двухфазного - и это, как утверждают современники, при полном отсутствии доказательств приоритета Теслы.

Михаил Осипович Доливо-Добровольский, русский инженер немецкого AEG, изобретатель трехфазного переменного тока. Плодами этого изобретения мы пользуемся по сей день

Впрочем, русским ученым, которые столько сделали для развития электричества, хронически не везло с попаданием в историю.

Эффект электрической дуги и электросварку открыл Василий Петров еще в 1802 году, но его изобретение никого не заинтересовало и первенство в создании электросварочного аппарата принадлежит Франции.

Гениальный Борис (Мориц Генрих по рождению) Якоби своими электрическими моторами нимало позабавил царствующих особ, катая ни их глазах солдат на лодке с изобретенным им электромотором, но развития его фантастические способности не получили (кто знает, как сложилась бы и его судьба, и судьба его изобретений, останься он в Германии).

О Лодыгине и Яблочкове мы уже говорили выше - опять же, пока речь шла о разовых увеселительного характера мероприятиях, освещаемых "русским светом" по всей Европе, они были чрезвычайно востребованы, но для массового внедрения электрического освещения нужна была, наверное, другая страна.

Открытие первой в истории ЛЭП Лауфен - Франкфурт

Никто, кроме наших соотечественников, не знает толком, кто такой Александр Попов (более того, в каждой развитой стране мира есть свой собственный "попов"), но все что-то слышали о Гильермо Маркони как об изобретателе радио.

В этом смысле открытие Доливо-Добровольского уникально - сегодня никто не оспаривает ни его приоритета, ни того влияния, которое это открытие оказало на развитие мировой энергетики.

Правда, совершено оно было на немецком предприятии в немецких лабораториях.