«Взрыв» североевропейского капитализма был связан с уровнем грамотности

8 апреля, 09:08
«Взрыв» североевропейского капитализма (Нидерланды, Англия и затем особенно США) был в том числе связан с очень высокими уровнем грамотности уже в XVII веке – по сравнению с католическими территориями (и тем более православными).

В «Истории частной жизни. Т.3» под редакцией французских историков Филиппа Арьеса и Жоржа Дюби читаю статистическое подтверждение этого факта:

«Когда речь идет о владении книгами, то количественное различие имеет выраженный конфессиональный характер. Это особенно заметно, если сравнивать библиотеки соседствующих общин. К примеру, в Меце между 1645 и 1672 годами наличие книг регистрируется в 70% описей имущества протестантов, тогда как у католиков этот показатель равен 25%. Причем разрыв велик вне зависимости от социопрофессиональной группы: среди протестантов благородного происхождения книговладельцы составляют 75%, а среди католиков — 22%; среди правоведов - 86 и 29% соответственно, а среди медиков - 88 и 50%. В случае мелких должностных лиц контраст еще более велик у торговцев - 85 и 33%, ремесленников - 52 и 17%, «буржуа» - 73 и 5%, а наёмных и сельских работников - 25 и 9%. Протестанты не только чаще владеют книгами, но и обладают большим их количеством: у представителей свободных профессий, принадлежащих к «реформированным церквям», в среднем в три раза больше книг, чем у их коллег–католиков. Разрыв особенно велик в случае буржуа: тут библиотеки кальвинистов в десять раз превосходят по объему собрания католиков.

Америка XVIII века исключительный случай протестантской книжности (с почти 100% умением читать), поскольку вера и чтение тут неразрывно переплетены друг с другом, образуя культуру, построенную на личном знании библейского текста. Ещё не умея читать, его слушают, поскольку зачастую отец - или слуга - читает его вслух домочадцам. Как вспоминал в своих мемуарах Джозеф Т. Бэкингем, издатель первой бостонской ежедневной газеты: «В декабре 1784 года, когда мне исполнилось 5 лет, я пошёл в школу, и когда учитель спросил, умею ли я читать, я отвечал, что могу читать Библию. На протяжении многих лет я каждый день прочитывал по крайней мере одну главу из Библии, а часто две или три. Ещё до достижения пятнадцатилетия я прочитал Библию от корки до корки не менее дюжины раз».