ЗОЛОТО ПАРТИИ-4

«Трагедия в Далласе» 22 ноября 1963 года, похоже, стала своего рода «точкой бифуркации» в послевоенной истории не только США, но и всего человечества.

Не будем забывать о том, что Джон Кеннеди был первым и до победы Джозефа Байдена в 2020 году — единственным католиком-президентом США. Его избрание в 1960 году произошло на фоне реформы католической церкви, предпринятой Иоанном XXIII (папой Ронкалли) ставшим хранителем ключей Святого Петра 28 октября 1958 года.

Получивший впоследствии кличку «красного папы» за симпатии к СССР, Иоанн XXIII начал подготовку Второго Ватиканского собора (открылся 11 октября 1962 года, через месяц после «лунной речи» JFK и за 5 дней до начала Карибского кризиса, первая сессия завершилась 8 декабря 1962 года).

Прямые контакты между понтификом-реформатором и президентом реформатором подтверждены только во время Карибского кризиса. Но их заочные действия шли, можно сказать, в одном ключе.

Внезапная смерть 81-летнего Иоанна XXIII 3 июня 1963 года была списана на недиагностированный рак желудка. Гибель 46-летнего Джона Кеннеди — на «убийцу-одиночку» Ли Харви Освальда.

Нелишне заметить, что дата убийства 35-го президента США приходится на вторую сессию католического собора (29 сентября—4 декабря 1963 года), прошедшую уже при Павле VI (папа Монтини). А дата смещения Н.С. Хрущева, 14 октября 1964 года, — на его третью сессию (14 сентября—21 ноября1964 года).

Наконец, во время четвертой,заключительной  сессии Второго Ватиканского собора  (14 сентября—8 декабря 1965 года) в СССР была принята «реформа Косыгина—Либерман (постановление Пленума ЦК КПСС «Об улучшении управления промышленностью,
совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства» от 29 сентября 1965 г.)

 Всё это можно считать трижды случайными совпадениями. А можно — разными этапами
глубинного процесса, впоследствии, с начала 1970-х годов, получившего названия «политики разрядки» и «мирного сосуществования двух социально-экономических систем».

Не исключено, что за всем этим «идеологическим маркетингом» шли напряженные переговоры по изменению условий договоренностей, достигнутых между Хрущёвым и Кеннеди в 1961-1963 гг. и выраженных в речи президента США на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 29 сентября 1963 г. 
Тогда Кеннеди сказал: «Почему первый полёт человека на Луну должен быть делом межгосударственной конкуренции? 
Зачем нужно Соединённым Штатам и Советскому Союзу, готовя такие экспедиции, дублировать исследования, конструкторские усилия и расходы?
 Уверен, нам следует изучить, не могут ли учёные и астронавты наших двух стран, а по сути, всего мира, работать вместе в покорении космоса, послав однажды на Луну в этом десятилетии не представителей какого-то одного государства, но представителей всех наших стран». 

Эта речь JFK могла оказаться последней каплей, переполнившей чашу терпения американских «элит». 

К тому времени в СССР, уже накопившем значительный опыт пилотируемых орбитальных  полётов, явно считали «лунный проект» нереальным при наличествующей «сумме технологий». 
В США же, похоже, сочли, что 35-й президент, помимо других своих сомнительных для этих «элит» инициатив, начал недопустимую «игру на понижение» в противостоянии с Советским Союзом. И из этой ситуации можно и нужно выйти иным путём.
 
Интересно, что после убийства Кеннеди пилотируемые космические полёты не осуществлялись. 
А в 1964 году состоялся единственный такой старт — Владимир Комаров, Константин Феоктистов и Борис Егоров на трёхместном космическом корабле «Восход-1»совершили 12-13 октября первый групповой космический полёт. 14 октября произошло смещение Хрущёва. После этого события и начала «реформы Косыгина—Либермана» условия сделки по «продаже Луны Америке» были согласованы. И началась её реализация.