Бреминские азулянты

17 ноября, 09:29
Волшебная сила звонка Меркель в Минск начала проявляться в районе польско- белорусского перехода Брузги сегодня после обеда.

Мигранты, политые польскими водометами при отчаянной попытке днем прорвать границу, казалось, были обречены в мокрой одежде провести морозную ночь в лесу. Но тут перед ними разверзлось небо в алмазах.

Лукашенко распорядился передать нелегалам огромный транспортно- логистический центр Бремино, примыкающий к пограничному переходу ( фото).

Дальше все пошло еще лучше. В огромные ангары доставили две тысячи отличных ватных одеял, армейские кухни начали кормить прибывающих группа за группой нелегалов, в Бремино отправили несколько бригад врачей из окрестных городков. А к вечеру туда прибыли транспорты с теплой одеждой: пальто с меховыми воротниками, зимними шапками, шарфами и свитерами.

По словам местных чиновников, они готовы разместить здесь в условиях комфорта всех желающих мигрантов и содержать их столько, сколько потребуется.

Вероятно, такого рода решение и предложил вчера « герр Лукашенко» канцлеру Меркель.

Пожалуй, такой поворот дела пока устраивает всех: нелегалы получают возможность набраться сил, Лукашенко удерживает свой « золотой запас» при себе, острота кризиса резко снижается и появляется время для новых компромиссов. Типично меркелевский ход.

Конечно, где- то там, в переговорном тумане мелькают деньги для Лукашенко. Не знаю, большие или маленькие, но Меркель не имела права предложить белорусскому собеседнику никаких политических уступок. А вот материальную компенсацию за заботу о заложниках пообещать могла и, вероятно, пообещала.

Так или иначе все сработало, как в аптеке. Нелегалам не грозит холодная и голодная смерть, сами нелегалы не грозят польской границе, Польша не требует вмешательства НАТО, Лукашенко ждет обещанного второго звонка из Берлина…

Пикантно, что Бремино- групп, которой принадлежит этот комплекс, построенный на китайские кредитные средства, попала в четвертый пакет европейских санкций и для структур ЕС является своего рода неприкасаемой.