Чем Хабаровск отличается от Болотной?

В Хабаровске в защиту своего губернатора митингует тот самый народ, люди, пресловутое "путинское большинство"...

Некоторые комментаторы сравнивают протесты в Хабаровске с Болотной.

Нет: генезис, цели и стилистика сегодня совсем другие.

В 2011–2012 годах в Москве митинговала несистемная оппозиция и примкнувшие к ней «люди с хорошими лицами». В Хабаровске в защиту «народного губернатора» вышли избравшие его граждане.

На Болотной не скрывали, что играют против Путина. Они собирались штурмовать то ЦИК, то Кремль и были страшно далеки от народа. Далеки – потому что были близки к той части элиты, которой не нравится положение дел.

В Хабаровске в защиту губернатора митингует не элита, а тот самый народ, «путинское большинство», люди, поддерживающие своего «народного губернатора».

На резонные вопросы, кто и зачем провоцирует людей, ясных ответов нет. Зато есть хорошо известная последовательность событий.

Сентябрь 2018 года – проигрыш навязанного Хабаровскому краю Вячеслава Шпорта и избрание Сергея Фургала, безобразный скандал вокруг фальсификаций на губернаторских выборах в Приморье, в результате которого они признаны недействительными, реальный победитель, коммунист Андрей Ищенко выбит из обоймы.

На следующих выборах, тоже на фоне обвинений в фальсификациях, побеждает Олег Кожемяко, срочно перевезённый во Владивосток губернатор Сахалина, где перемещение запускает «чехарду преемников».

Декабрь 2018 года – за неделю до избрания Кожемяко Президент подписывает указ о переносе столицы Дальневосточного федерального округа из Хабаровска во Владивосток. Март 2019 – арест бывшего губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева, который успешно руководил регионом в трудные 90-е и потом трижды переизбирался с разгромным счётом в 2000, 2004 и 2008 годах. Июль 2020 – задержание спецназом ФСБ и этапирование в Москву губернатора Сергея Фургала.

Попытки объяснить происходящее столкновением бизнес-интересов в борьбе за контроль над заводом «АмурСталь», связать этот сюжет со строительством сахалинского моста или перевести стрелки на полпреда в ДФО Юрия Трутнева выглядят крайне неубедительно. Просто потому, что ни бизнес, даже самый приближенный к власти, ни полпред не обладают ресурсом, необходимым для разыгрывания таких комбинаций.

Но, поскольку, как говорил нарком путей сообщения Лазарь Каганович, у каждой аварии (в нашем случае – ошибки) есть фамилия, имя и отчество, отвечать за все эти проколы кому-то придётся.

В том, что происходит сегодня в Хабаровске, чувствуется уверенная рука управленцев-технологов, руководящих работой Управления внутренней политики Администрации президента (АП).

Этот фирменный стиль определяется умозрительными выкладками, в которых субъекты реальной жизни – люди, социальные сообщества, города, регионы и прочее – представляются фишками, которые можно произвольным образом двигать по «шахматной доске» страны и безболезненно сбрасывать с неё.

Отсюда нарастающий каскад малых и больших провалов и конфликтов по всей стране – от Севастополя до Дальнего Востока.

В отличие от времен Владислава Суркова, который имел обыкновение прорабатывать детали, в сегодняшней АП считают, что достаточно придумать схему политической игры и определить выходные параметры.

После чего всё заработает само.

В сочетании с бухгалтерским подходом к экономике этот способ управления внутренней политикой даёт просто потрясающий эффект: за последние четыре года полностью размыт «крымский консенсус» и расколото сформировавшееся в трудное время начала нулевых «путинское большинство».

Создаётся впечатление, что в АП перестали мониторить ситуацию в регионах, что там больше не заказывают аналитическим службам еженедельные сводки по конфликтным ситуациям, потенциальным напряжениям и угрозам. И уж тем более не заморачиваются с разрешением конфликтов и нейтрализацией угроз. Зачем всё это, если «неправильную» фишку можно просто скинуть с игровой доски.