«Четыре неизданные главы о России» де Местра

12 марта, 11:08
Дочитал «Четыре неизданные главы о России» де Местра. На мой взгляд, это куда глубже де Кюстина:

Рабство

Каждый из нас, основательно исследовав человеческую природу в своем собственном сердце, поймет, что когда свобода принадлежит всем, тогда не остается средств управлять людьми как народом

Большой народ никогда не может управляться правительством. Я имею в виду, что он не может управляться только правительством. Оно всегда нуждается еще в ком-то, кто мог бы освободить его от немалой доли его труда. 

Верховное правление только тогда устойчиво, когда его поддерживает религия или рабство или же и то и другое вместе.

Рабство существует в России потому, что оно необходимо, и потому, что император не может править без рабства

Нет человека, который желал бы так страстно, как желает русский. Посмотрите, как он тратит деньги, как воплощает в жизнь все прихоти, залетевшие ему в голову, и вы увидите, как он желает.

Наука

Русские усвоили две мысли, одинаково губительные. Во-первых, они считают, что можно одновременно заниматься литературой и науками, а во-вторых, что можно свести воедино наставления всех наук.

Организация военного дела, как она поставлена в России, исключает науку, как круг исключает квадрат.

Правителям следовало бы хорошенько следить, чтобы академии не появлялись раньше того, как появятся ученые. Труды Эйлера так чужды России, словно они писались в Филадельфии.

Наука как таковая, то есть все то, что понимается под именем естественных наук, имеет самый главный недостаток, проявляющийся в том, что она уничтожает первую из всех наук, а именно науку управления государством. Все великие министры, от Сюжера до Ришелье, не занимались ни физикой, ни математикой: дух естественных наук исключает другой дух, являющийся следствием особого дара.

Религия

В вопросе о религии, особенно если ее рассматривать с точки зрения политики, все сводится к двум истинам. Первая гласит, что народу религия необходима. С этим все согласны, но о второй истине, которая так же бесспорна, как и первая, задумываются гораздо меньше и меньше ее признают. Эта истина гласит, что все мы – народ.

Любое расхожее и всеобщее обсуждение религиозных догматов влечет за собой такое же обсуждение политических положений.

Общество

Все истинные философы, все настоящие политики и законодатели, которые являются самыми великими из людей, единодушны в том, что посты, связанные с управлением, надо отдать богатому дворянству. Только собственник по-настоящему является гражданином.

В некоторых странах начались выступления против привилегированных войск, предназначенных для охраны государей. Поводом послужили затраты на их содержание, высокомерие этих избранных, опасение, что в остальных войсках может возникнуть ненависть к ним и т.д., однако подлинной причиной было стремление унизить государей, потому что этот род войск, сочетавших в себе силу и блеск, можно было назвать броней Его Величества и об этом никто не знал лучше тех, кто предлагал эту броню снять.

Книги были полны рассуждений о том, сколь опасны погребения, совершаемые в церквах. Поводом стала забот о здоровье населения, но целью было стремление стереть грани между различными захоронениями людей иного ранга6 создать из кладбищ некую мешанину и, если можно так выразиться, насадить демократию в земле, чтобы потом она заявила о себе и на поверхности, что, собственно, и произошло.

Иезуиты

Все сходятся в том, что революция в Европе, которую еще называют французской революцией, стала возможной только потому, что прежде был уничтожен орден иезуитов.

Французские короли лишились самого прекрасного царства, которое только могло быть после царства небесного, и лишились они его не потому, что слишком верили иезуитам, а потому, что недостаточно верили им.

Всякую тайную организацию можно одолеть только с помощью другой. Такая организация – это сторожевой пес, которого нельзя гнать со двора. Если вы не хотите, чтобы он кусал воров, это ваше дело, но позвольте ему хотя бы бродить вокруг дома и будить вас, когда двери начнут отпирать отмычкой или полезут в дом через окно.