Кент пришел к Мамедову

26 июля, 19:33
Служивые рассказали, в чем корень проблем заместителя Генерального прокурора Гюндуза Мамедова, который решил бороться за доступ к государственной тайне и возобновление своих полномочий с помощью юридической фирмы «Миллер» брата Мустафы Найема.

Адвокаты Маси Найема подали заявление в ГБР о преступлении — относительно заведомо ложного сообщения о совершении уголовного преступления Мамедовым. Но это сомнительный путь, потому что ГБР контролирует ОП, а в ОП считают, что Мамедов тайно работает на Петра Порошенко. И специально тормозил дела по Донбассу, чтобы не зацепить его. Поэтому Ирина Венедиктова его выдавливает. 

Все остальное — вторично. В том числе дружба с бывшим заместителем Генпрокурора Виталием Каськом и участие в интригах против Венедиктовой совместно с представителем Президента в Конституционном суде Федором Вениславским. 

Вениславский давно мечтает занять место Венедиктовой. Сам он из прокурорских; в прокуратуре Одесской области работает его брат Вадим, который хотел возглавить областную прокуратуру. Вадим хорошо знаком с Мамедовым, который был прокурором Одессы в 2014-2015 гг и области 2015-2016 гг, и свел его с братом. 

Сам Мамедов упорно сопротивляется и, помимо Найема, подтянул своего брата. 

Эльчин Мамедов — глава Socar Energy Ukraine. Недавно они устраивали торжества по случаю открытия на одной из своих заправок ресторана американской кухни Natans famous. 

На открытие был приглашен и тут же явился заместитель помощника Госсекретаря США Джордж Кент, который временно исполняет обязанности посла США в Украине. Кент не из тех людей, кто посещает открытие американских закусочных по первому зову. Ситуация с Мамедовым явно заинтересовала американцев.

Тем более, что Socar собирался купить сеть АЗС Glusco Нисана Моисеева, которую приписывают Виктору Медведчуку, и вдруг слился. Информацию о сделке опроверг и секретарь СНБО Алексей Данилов. 

В июне Glusco Energy S.A. сменила директора с Нисана Моисеева на Елену Перрин — акционера Argo Navis LTD (Мальта), которое в свою очередь — акционер нефтетрейдера Maddox (ОАЭ). А Maddox — это тот же самый Socar, только замаскированный под Эмираты.