Хинди руси - пхай пхай?

21 августа, 13:02
В свете чрезмерной ориентации современной России на Китай совершенно ушла тема российско-индийского сотрудничества (похоже, для нашей внешней политики она теперь является второстепенной). Однако у россиян идея не просто политического и экономического, но и мировоззренческого сближения с Индией живёт уже более полутора веков.

Прочитал об этом у доктора философских наук, сотрудника Института социологии РАН Андрея Андреева (он вообще-то один из лучших специалистов по «русскому марксизму», в частности, по большевику Александру Богданову). Но и индийская тема у него интересная.

Интерес русской интеллигенции к Индии возник в середине XIX века, после подавления восстания сипаев. Тогда наши интеллигенты осознали родство двух цивилизаций – обе были выкинуты на обочину истории западной цивилизацией, обе находились под колониальным владычеством (немцев и англичан, соответственно).

Тогда, например, возникает идея создания в будущем федерации России и Индии, принадлежавшая учёному-ориенталисту и дипломату князю Эсперу Ухтомскому.

Самой значительной и яркой фигурой среди русских «индофилов», несомненно, был Лев Толстой, который, как известно, очень серьёзно занимался индийской культурой, знал веды, «Махабхарату» и «Рамаяну», изучал философские учения Шанкары, Рамакришны Парамаханса, Свами Вивекананды. Этические принципы, которые писатель почерпнул в индийской культуре, во многом послужили основанием для его нравственно-религиозных представлений. В свою очередь произведения Толстого, в которых нашли своё выражение эти представления, были созвучны настроениям многих индийцев.

В 1908 г. в своём знаменитом «Письме к индусу», представляющем собой развёрнутый ответ на обращение индийского политического активиста Таракната Даса, «яснополянский старец» доказывал, что путь к освобождению страны лежит не через организацию насильственного сопротивления, а через ненасилие и вместе с тем отказ участвовать в деятельности колониальной администрации, платить налоги, служить в колониальной армии и полиции. Такой подход у многих вызывал недоумение, но он произвёл исключительно сильное впечатление на адвоката Мохандаса Ганди, который под влиянием Толстого стал применять идею непротивления злу насилием в реальной политической борьбе. В своих письмах в Ясную Поляну будущий национальный лидер Индии рассказывал, как воспринимают эту идею индийцы и как она работает на практике. В дальнейшем Ганди развил и детализировал сформулированную Толстым идею непротивления злу насилием в своём учении о «сатьяграхе» и придал принципу ненасильственного сопротивления поистине геополитический масштаб. Можно сказать, что независимость Индии появилась благодаря «толстовству».

Дальше был синтез русских и индийских идей в лице Блаватской и семьи Рерихов. Ленин придавал большое значение Индии – он считал, что цепь колониализма порвётся именно там, и страна первой в Азии придёт к социализму. Но с приходом к власти Сталина контакты с Индией ослабли – вождь, в отличие от Ленина, сделал ставку на Китай (а индийцев он считал «природными слугами англичан»). Ренессанс в отношении двух стран наступил при Хрущёве (чего только стоит успех индийских фильмов в СССР, а также увлечение советской интеллигенции йогой, индуизмом, кришнаизмом и т.п.). Ну а в наши дни, как мы видим, РФ вернулась в Азии к политике Сталина.