КУБА: Коммунизм У Берегов, Ау!

14 июля, 21:00
Когда в начале 60-х Алексей Аджубей, зять Хрущева и главред Известий, решился опубликовать эту шутливую аббревиатуру КУБА - Коммунизм У Берегов Америки, его харизматичный тесть был уверен, что "следующее поколение советских людей будет жить при коммунизме".

Шутка удалась, по крайней мере для следующего поколения семьи Никиты Хрущева: его сын Сергей в перестройку эмигрировал в США, там обосновались и внуки Никиты Сергеевича и они действительно живут "при коммунизме", если считать его оплотом остров Кубу в Карибском море.

Но глобально шутка не только удалась, но и мучительно затянулась. Ушел уже пламенный Фидель, чьи дети тоже поселились " при коммунизме", отошел от дел его брат Рауль, а кубинцы от своего военного коммунизма лишь на полшага сдвинулись в сторону кастрированного НЭПа.

С 2008 года кубинцы получили доступ к мобильной связи и интернету. До этого для покупки сотового телефона необходимо было специальное разрешение. Помимо этого, Рауль провел туристическую реформу. В начале 1990-х кубинцам запретили останавливаться в тех же отелях, что и иностранцам: исключение составляли лишь студенты, рабочие со специальными разрешениями, а также молодожены. Также местным жителям не разрешалось покупать туристические путевки, которые предполагали поездки на кораблях, яхтах и других видах транспорта. В 2016 году эти ограничения сняли.

После революции 1959 года на Кубе отменили частную собственность. Жители не могли обменивать свои дома и квартиры или передавать свое жилье по наследству. Были сложности и с приобретением автомобилей: чтобы купить новую машину, было необходимо получить разрешение правительства. Продавать можно было только подержанные авто, купленные еще до эпохи правления Фиделя Кастро. При Рауле в 2011 году кубинцам разрешили продавать и покупать недвижимость, через три года сняли и запрет на свободную покупку машин.

В стране растет частный сектор экономики. В 2010 году на Кубе признали законным 201 тип самозанятости, появились владельцы ресторанов, отелей, салонов красоты и небольших фирм. Кубинцев начали выпускать в загранку, появились первые если уж не богатые, то богатеющие дельцы, хотя очень хорошей зарплатой на острове считается 20-30 долларов в месяц.

По словам министра труда и социального обеспечения Марты Элены Фейто Кабреры, список видов деятельности, разрешенных для частного сектора, будет расширен до 2000 позиций. Частным предпринимательством занимаются около 600 тысяч из 11,33 млн жителей Кубы.

Эти красивые цифры и слова,

разумеется, имеют малую связь с реальностью - кубинские коммунисты врут так же легко и складно, как это делали их советские наставники.

На острове по-прежнему жесткая карточная система распределения продуктов питания и основных товаров. И эта система с каждым днем деградирует.

"Каждый кубинец с рождения приписан к продуктовой лавке по месту жительства — бодеге. Через нее товары распределяются по символическим ценам, - рассказывает журналист Елена Хованская.- В бодегу люди приходят с книжечкой размером с ладонь, которую называют "либрета". Она обеспечивает каждому кубинцу право ежемесячно получать по субсидированным ценам 3 кг риса, 0,5 кг бобов, пакет макаронных изделий, 2 кг сахара, 0,5 л соевого масла, пакетик кофе, пять яиц, соль и небольшое количество куриного мяса и рыбы.

Рыба, к слову, появляется в бодеге не всегда, и ее частенько заменяют курицей. Еще кубинцам положено в месяц 0,5 кг вареной колбасы, вместо которой могут выдать не сильно любимую в народе смесь мясного фарша и соевой массы. Кроме того, каждый день по "либрете" выдается 80 грамм хлеба на человека".

Но все это, конечно, лишь теория. Партноменклатура отоваривает свои карточки по высшему разряду, спецслужбы, милиция и армия тоже. А вот так называемым простым кубинцам приходится ждать и бегать,

чтоб получить хотя бы толику из обещанного рациона.

"Утро многих кубинцев начинается с отоваривания карточек, а точнее, поиска продуктов, которые можно приобрести за сущие гроши (песо), положенных на каждого жителя Кубы ежемесячно, - пишет москвичка, давно проживающая в Гаване. - Место, где что-то «дают», видно и слышно издалека. Это всегда длинные и шумные очереди, в которых люди проводят часы, дни, годы… Есть, конечно, и супермаркеты, и в них даже что-то можно приобрести, правда, за CUC, по ценам, приближенным к европейским. Для кубинца, чей средний доход составляет 1$ = 1 CUC = 24 песо в день, товары из супермаркета - недоступная роскошь"...

"...Как приехала сюда, сперва так всё романтично было: пальмы, солнце, море… А едва дети пошли — закисла. Продукты только по талонам, молока не достать, пелёнки и те по блату — в Советском Союзе тоже был дефицит, но тут вообще в свободной продаже даже фасоль отсутствовала, - жалуется сибирячка, с перестройки живущая в Гаване.- До сих пор грущу, что чая нет. Один кофе кругом, прямо литрами его кубинцы пьют, а мне мамин чайник кипящий ночами снится. Муж старался, ходил ночью на море браконьерствовать, рисковал, ловил лобстеров, я их жарила с чесноком, постоянно ели. Дорогой деликатес, говорите? Я на них больше смотреть не могу...".

Чему же удивляться, что на этой неделе долготерпение кубинцев дало трещину. Впервые в новом веке массовые протесты охватили не только Гавану, но и многие провинциальные города Кубы. Люди требуют прививок от убийственной заразы, еды и свободы. Вечный лозунг кастровцев "Свобода или смерть!" претерпел существенное изменение: "Свобода и жизнь!", вот чего хотят десятки тысяч молодых кубинцев, противостоящих властям. В ответ они получают привычный паёк Лукашенко: дубинки, аресты, пытки.

Пока это все только накаляет ситуацию, как и призыв властей к коммунистам выходить на улицы и лупить недовольных.

Поразительно, но в нашем бушующем мире скромные протесты на Кубе привлекли к себе непомерное внимание. Мои коллеги на всех языках гадают: это - конец кастровского коммунизма? Начало конца? Превратится ли Гавана в Минск?..

После всего, что мы видим в последних полтора-два года, любой исход кубинских протестов покажется предсказуемым. Возможно, Куба станет Белоруссией у берегов Америки или Грузией, не удивлюсь и гаитянскому варианту, и венесуэльскому...

Я не решусь пророчить, чем сделается Куба через месяц или через десять лет. Но точно знаю, чем она никогда больше не будет даже в мечтах марксистов: коммунизм у берегов Америки свое отплясал.