На россии замолчали о взрыве на газопроводе под Петербургом

20 ноября, 20:13
Вчерашняя авария на газопроводе «Белоусово-Ленинград», которая привела к прорыву газа и его возгоранию, как по волшебству, исчезла из новостных сообщений. Есть только крайне сухие комментарии, но не более того.

Понятно, что основными могут считаться две версии: техногенная авария или диверсия. И обе они не слишком приятны для власти.

Газопровод был построен еще в 1968 году, и если причиной прорыва стал износ конструкций, то это говорит о варварской политике «Газпрома», который эксплуатирует советское наследство до последнего миллиметра износа трубы, не вкладывая в него ни копейки. Всё та же стратегия «кочевого бандита», который нацелен на максимальное извлечение дохода от природных богатств захваченной им территории, минимизируя затраты на эту территорию. Что вполне логично: «кочевой бандит» приходит для того, чтобы обобрать до нитки и уйти, когда останется только выжженная земля. Он совершенно не заинтересован в строительстве устойчивых структур управления, вся его деятельность — эксплуатация и более ничего. Очень знакомо, не так ли?

Диверсия — тоже штука, которую очень не хочется ни озвучивать, ни комментировать. Слишком серьезны последствия. Если это ответ Киева на зверское уничтожение структур жизнеобеспечения Украины, обрекающее миллионы людей на страшную зиму, то ответ достаточно действенный: защитить российскую инфраструктуру от диверсий в силу огромных расстояний, на которой она расположена, физически невозможно. Тогда даже несимметричные ответы становятся весьма ощутимыми.

Кроме того, взорвавшийся газопровод — один из двух, по которым осуществляется подача газа на кластер в Усть-Луге. Позиции России на рынке СПГ в силу стратегических просчетов руководства «Газпрома», которое слишком поздно включилось в гонку, относясь к технологии СПГ крайне пренебрежительно и считая ее чем-то побочным по отношению к «классическому» трубопроводному газу, достаточно слабы. Удары по инфраструктуре могут ослабить их еще сильнее. 

Поэтому пропагандисты так и не получили задачу дружно взвыть и начать брызгать утроенной ненавистью с экрана. В подобных ситуациях молчание выглядит ничуть не менее красноречивым, чем вой и крики.