Почему восстал Хабаровск или Зеленый Клин - 2

12 июля, 10:19
Украинцы составляют две трети населения Дальнего Востока и после развала Российской Империи уже пытались создать а Дальнем Востоке собственное государство и имели на то все основания.

В центре Хабаровска в субботу прошел массовый митинг против ареста губернатора региона Сергея Фургала. Перед зданием краевого правительства люди скандировали: «Это наш край!», «Москва, позор!», «Свободу Фургалу!» и «Путин — ОПГ!». Полиция не вмешивалась в происходящее, некоторые активисты предлагали сделать акцию бессрочной. Оценки численности сильно разнятся (от пяти до 35 тысяч человек), МВД сообщало о 10-12 тысячах участников, но в любом случае это крупнейшая политическая акция на Дальнем Востоке за последнее десятилетие. Одновременно люди вышли на улицы в Комсомольске-на-Амуре, Эльбане, Солнечном и других городах края.

Откуда такая жесткая реакция?

Почему именно в Хабаровске, а не в Москве люди столь массово вышли на улицы?

Ответ банален и прост: потому что украинцы!

Зеленый Клин

После развала Российской Империи украинцы уже пытались создать на Дальнем Востоке собственное государство и имели на то все основания.

Украинцы составляют две трети населения Дальнего Востока.

В конце XIX столетия первыми кого принудительно вывезли в Приморье, стали выходцы из Черниговской и Полтавской губерний.

Накануне 1917 года украинские села окружали Владивосток, переписи показывали в регионе 83% украинского населения.

Но после создания СССР все украинцы Приморья быстро стали "русскими".

«Руськi» и «мазепианцы» Дальнего Востока

Большинство этнических украинцев Приморья уже во втором поколении считали себя русскими. Так, по данным переписи населения Российской империи 1897 года из 223 тысяч жителей Приморской области лишь 33 тысячи, 15% от всего населения, указали «малорусский» в качестве родного языка, хотя люди украинского происхождения составляли более половины населения Приморья и разговаривали на украинском языке.

Современник так описывает села вокруг Владивостока век назад:
 

«Мазаные хаты, садки, цветники и огороды возле хат, планировку улиц, внутреннее убранство хат, хозяйственное и домашнее имущество, инвентарь, а кое-где одежда — все это как будто целиком перенесено с Украины... Базар в торговый день, например, в Никольске-Уссурийском весьма напоминает какое-нибудь местечко в Украине; та же масса круторогих волов, та же украинская одежда на людях. Повсюду слышится веселый, бойкий, оживленный малорусский говор, и в жаркий летний день можно подумать, что находишься где-нибудь в Миргороде, Решетиловке или Сорочинцах времен Гоголя».

Картину «Дальневосточной Украины» завершали повсеместные подсолнухи возле сельских домов, непременные признаки украинских сел, и преимущественное использование в качестве тягловой силы характерных для Украины волов, а не более привычных для российских сел лошадей. Как писал дальневосточный этнограф тех лет В. А. Лопатин, украинцы «перенесли с собой Малороссию на Дальний Восток».

Среди украинцев Приморья в начале XX века бытовало самоназвание «руськi», которое отделялось и не смешивалось с этнонимом «русские». А в самом Приморье в начале XX века ситуация была аналогична собственно Украине — русскоязычные многонациональные города в окружении украинских сел. В этом плане Владивосток не сильно отличался от Киева.

Легальные украинские национальные организации появляются на Дальнем Востоке только после революции 1905 года. Но первая на Дальнем Востоке украинская организация была создана за пределами России — в Шанхае. Здесь в 1905 году возникла «Шанхайская Украинская Громада», объединившая украинцев из числа предпринимателей и служащих различных российских учреждений в Шанхае. Сведения о деятельности Шанхайской Громады весьма скудны, имеется лишь информация о том, что ею было собрано 400 рублей, которые были отправлены в Петербург для издания Евангелия на украинском языке.

На территории же российского Дальнего Востока или собственно «Зеленого Клина» первой украинской организацией, получившей право на легальную деятельность, стала «Владивостокская студенческая Украинская Громада», образованная в октябре 1907 года студентами-украинцами местного Восточного института, готовившего знатоков китайского и японского языков. «Громада» — по-украински означает общество, причем, так же, как и на русском, и общество, как некое объединение лиц, и общество в социальном смысле.

Революция 1917 года привела к всплеску украинского национального движения не только в Киеве, но и на Дальнем Востоке.

26 марта 1917 года на митинге украинцы Владивостока и окрестностей создали «Владивостокскую Украинскую Громаду». Первым председателем Громады стал бывший политический ссыльный, социал-демократ, журналист из Полтавы Николай Новицкий. Уже в мае 1917 года «левый» Новицкий перешел на работу во Владивостокский Совет и пост председателя Громады занял заместитель военного прокурора Владивостока (а «для души» музыкальный критик) подполковник Федор Стешко, уроженец Черниговской губернии.

В 1917 году на Дальнем Востоке появляются газеты на украинском языке — «Українець на Зеленому Клині» (Владивосток), «Українська Амурська справа» (Благовещенск), «Хвилі України» (Хабаровск), «Вісти Українського клубу» (Харбин). Всероссийская сельскохозяйственная перепись населения, проведенная летом 1917 года, зафиксировала здесь 421 тысячи украинцев, что составляло 39,9% всего населения региона.

Летом 1917 года на Дальнем востоке возник целый ряд «Окружных Рад» — аналогов революционных Советов, но построенных по этническому принципу. Эти «Окружные Рады» уже претендовали не только на общественную деятельность, но и на политическое руководство местными украинцами. Например, с 1917 года и до начала 20-х годов активно действовала Маньчжурская Окружная Рада с центром в Харбине. С 1918 года эта рада выдавала дальневосточным украинцам паспорта граждан «самостийной» Украины (при этом текст таких документов печатался на трех языках — украинском, русском и английском).

После Брестского мира советская Москва некоторое время даже признавала дальневосточные Окружные Рады как консульства независимой Украины. Но с 1922 года, когда большевики создали на Дальнем востоке буферную Дальневосточную Республику, они отказались признавать Рады и выданные ими «украинские паспорта». Сами же Благовещенская и Хабаровская Окружные Рады получили статус органов национально-культурной автономии в составе ДВР.

«Русификаторы» из ЧК

Украинские националисты вновь попытались создать свои войска в январе 1920 года, когда во Владивостоке была свергнута развалившаяся под ударами красных власть Колчака. «Украинский Дальневосточный Секретариат» даже обратился за помощью в этом деле к большевикам, но большевистский Военный совет Приморья заявил, что он не может дать «русских денег на чужие ему украинские войска».

В ночь с 4 на 5 апреля 1920 года японцы начали открытую оккупацию Владивостока и Приморья. Во Владивостоке японским военным отрядом из помещения так называемого «Украинского революционного штаба» было изъято оружие и боеприпасы. В результате этих событий немногие сформированные украинские части Владивостока ушли в леса.

В октябре 1922 года Россия захватила Владивосток и уже к декабрю все наиболее активные деятели дальневосточного были арестованы ЧК. В январе 1924 года начался так называемый «Читинский процесс» — суд над арестованными лидерами дальневосточных украинских националистов.

Подсудимые, всего почти 200 человек, были обвинены, как бы сейчас сказали, в сепаратизме — в стремлении оторвать Дальний Восток от СССР, ориентации на соседние капиталистические страны и в сотрудничестве с «петлюровской» Центральной Радой. Главным обвиняемым был глава несостоявшегося украинского правительства Дальнего востока — «Украинского краевого секретариата Зеленого Клина» — уроженец Черниговской губернии, владивостокский инженер Юрий Галушко. Его обвиняли в частности в получении крупных денежных сумм от японцев.

Читинский процесс 1924 года фактически ликвидировал украинский национализм «Зелёного клина». Еще ранее были распущены все «Украинские громады» и «Окружные Рады». Любопытно, что эта «русификация» Дальнего Востока проводилась большевиками одновременно с «украинизацией» самой Украины.

В последующие десятилетия украинцы Дальнего Востока стали называться русскими.

Но дух Украины в них остался, что и демонстрируют недавние события.

 "Русские" украинцы выходят на улицы и не понимают что в них просыпается воинственный дух Украины!

Другими словами, если кто и выступает сегодня против Кремля в Тюрьме народов - это украинцы, хотя они сами этого уже не помнят!