Россия – это же вторая Византия. Византия гнила 300 лет, и мы будем гнить 300 лет...

10 августа, 15:20
В связи со смертью правозащитника Сергея Ковалёва вспомнилось вот ещё что. Ковалёв был ярким фигурантом большой интеллигентской истории 1960-70-х «противленцы и непротивленцы» (в дополнение к «физикам и лирикам»).

Ковалёв очень часто в последних интервью повторял в разных вариациях диалог со своим научным руководителем Израилем Моисеевичем Гельфандом – великим математиком, академиком. Разговор этот состоялся в конце 1960-х, и суть его была такова. Гельфанд поучал молодого Ковалёва, уже ввязавшегося в диссидентскую борьбу:

«Ну и зачем вам это надо? Россия – это же вторая Византия, а Москва – второй Константинополь. Византия гнила 300 лет, и мы будем гнить 300 лет, и итог будет один и тот же. Зачем подталкивать историю, рискуя своими жизнями? Всё произойдёт без наших усилий».

Гельфанд и другие крупные «непротивленцы» - те же братья Стругацкие - шли далее в своих размышлениях. Бороться надо только за себя и свою узкую группу (интеллигентов) – если её выбьют, то придётся всем плохо, в т.ч. и стране. Ради этого можно служить и России. И ещё ради того, чтобы больше не повторилась новая Мировая война. Недавно на ТВ «Совершенно секретно» смотрел докфильм про Сахарова, и там его сын и другие близкие люди говорили, что академик никогда не жалел, что создавал атомное оружие и в целом в этом качестве служил Родине. Сдерживающее мировую атомную войну оружие оправдывает службу Сталину или Брежневу.
Ну а у кого есть силы и возможности, то можно потихоньку идти и дальше, в первую очередь в образовании и культуре, потихоньку подтягивая до своего уровня автохтонов (уже чистая идея Прогрессоров Стругацких). В такой сложной стране, как Россия, оправданно совершать мелкие подлости, ради своего, своей группы и цивилизации выживания. В совсем сложных ситуациях можно совершать и крупные подлости, чтобы выжить – как это было в сталинских лагерях и немецком плену. Но не забывать бороться и за своих – тот же Гельфанд много сделал для допуска евреев в вузы, спасал видных учёных от лап КГБ, в целом цивилизовал научную среду.

Видно по этим интервью, что в конце жизни «противленец» Ковалёв согласился с этими доводами (ему это далось тяжко – зачем тогда сидел в тюрьме?). Он уже говорит что-то про «сталинскую селекцию» народа, что (тоже) в первую очередь бороться надо за своих единомышленников и т.п. Сегодня эту группу «непротивленцев» называют системными либералами (сислибами).
А сам Израиль Моисеевич Гельфанд в Перестройку уехал в США, работал в местных университетах (Гарвард и MIT). Прожил там ещё 20 лет и умер в 96 лет. Перетащил в Америку своих детей и родственников – почти все стали там крупными учёными (редкий случай, кто остался в России из его потомков – внук Михаил Гельфанд, видный биолог, но более известный по общественной борьбе и Диссернету).