«Старик, уходи»

8 января, 10:00
Революция в Казахстане очерчивает тенденции, опасные для других авторитарных постсоветских режимов: статус «Лидера нации», приобретенный Назарбаевым в 2010 году, укрепил его позиции на фоне российского и белорусского лидеров и, казалось, стал гарантией неприкосновенности и пожизненной легитимности.

Митинги под лозунгом «Старик, уходи» провели красную черту, разрушив выстраиваемую десятилетиями казахскую модель, ставшую эталоном для Путина и Лукашенко.

Январские события в Казахстане придают новый смысл протестам в Белоруссии и в России, которые, постепенно стухая под силовым давлением сверху, приобрели статус бесперспективных волнений либеральной интеллигенции. Разрушение традиционного порядка в Казахстане видоизменяет перспективы дружественных режимов, построенных на тех же основаниях.

Безальтернативность выборов, рекрутирование кадров во властные структуры и госкорпорации исключительно из приближенных к лидеру групп, отсутствие реального диалога с населением были приемлемы для «глубинного народа» в нулевые, но перестали отвечать на общественный запрос в 2010-х годах, когда повестку стало контролировать поколение, сформировавшее свои взгляды в постсоветский период.

В сложившихся условиях у казахских элит есть два возможных пути – выигрышный в краткосрочном периоде репрессивный сценарий, акцептированный Москвой и Минском, и эффективный в долгосрочной перспективе компромиссный сценарий, допускающий к управлению умеренно оппозиционные группы с целью разрядки общественного недовольства. Выбор казахского истеблишмента во многом определит будущий политический ландшафт всего постсоветского пространства.